Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

"Требуется особое внимание властей и общества"

Портал HRO.org уже сообщал, что председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева посетила Республику Ингушетия. 22 сентября она и участвовавший также в этой поездке Валерий Борщов – член МХГ, председатель Общественного совета при Генеральной прокуратуре, член комиссии по правам человека при Президенте России – дали пресс-конференцию в Независимом пресс-центре в Москве, на которой рассказали об итогах своей миссии.

Открывая пресс-конференцию, Людмила Михайловна пояснила, что причиной, побудившей двоих правозащитников совершить этот визит, стала крайне напряженная обстановка в республике. По их данным, это напряжение достигло апогея после недавнего убийства владельца оппозиционного президенту Ингушетии Мурату Зязикову сайта "Игушетия.ру" Магомеда Евловева.

Председатель МХГ отметила, что для получения объективной картины происходящего она и Валерий Борщов встретились как с представителями официальных властей – президентом, прокурором, министром внутренних дел, председателем парламента, председателем правительства республики, так и с общественными и религиозными деятелями, старейшинами, женщинами, у которых погибли или были похищены мужья, братья, сыновья.

"Я думаю, что Ингушетия заслуживает самого пристального внимания не только правозащитников и журналистов, но и всего мира, потому что то, что там творится, не может происходить в правовом государстве в XXI веке", – заявила Людмила Алексеева.

"В правовом государстве, если человек подозревается в террористической деятельности, то оформляется соответствующий документ, его арестовывают, проводится следствие, после этого происходит суд, и тогда уже назначается наказание", – сказала правозащитница. Между тем, по собранным во время поездки данным, в Ингушетии происходит не так.  

"Приезжают в дом. Бывает, что сразу убивают, бывает, что вывозят куда-то, не объясняя родственникам, куда и зачем. Потом иногда находят трупы, иногда совсем человека не находят, – рассказала Людмила Алексеева. – Мы видели сотрудника нашей правозащитной организации, которого продержали всего четыре часа после задержания. При этом потом у него были освидетельствованы перелом ноги, перелом руки, тяжелое сотрясение мозга, отбитые почки и многочисленные гематомы от тяжелых ударов", – продолжила она.

"Никакая борьба с терроризмом не может объяснить и оправдать такого рода действия властей", – подчеркнула председатель МХГ.

Она сообщила, что, по мнению и официальных властей Ингушетии, и гражданского общества, эти противоправные действия против мирных жителей совершают федеральные власти. В частности, президент Зязиков на вопрос Людмилы Алексеевой "Почему пытают мирных граждан?" ответил: "Этих граждан берем не мы, их увозят из Ингушетии во Владикавказ, это другая республика, поэтому я не могу ответить, что с ними делают". То же самое, по ее словам, ответил прокурор республики.

Свои утверждения Людмила Алексеева и Валерий Борщов подкрепили личным свидетельством об одной из таких "спецопераций".

17 сентября около 21 часа они получили информацию, что на одной из улиц окружили дом. Когда правозащитники прибыли на место событий, то обнаружили, что узкий переулок перегораживают два БТР, бронированные "УАЗы", "Газели" и несколько десятков людей в масках с автоматами. Как потом выяснилось, это была облава на одного человека.

Командующий операцией, представившийся как полковник российской армии Виталий Михайлович Левашов, не пропустил миссионеров через оцепление.

Исходя из особенностей говора военных, Людмила Алексеева сделала вывод, что это "не только русские, но москвичи". Ее догадку подтвердил и министр МВД Республики Ингушетия Медов, вскоре позвонивший правозащитникам по телефону и заявивший, что эту операцию проводят «федералы» из ФСБ.

"Даже если человек – террорист, его нельзя убивать на месте без суда, его нельзя пытать, нельзя выбрасывать его труп, нет таких человеческих понятий. В таких условиях нормальный человек не может оставаться таковым", – резюмировала председатель МХГ.

Нарисованную картину Людмила Алексеева дополнила еще одним штрихом. У правозащитницы, по ее словам, на обратном пути в Москву были похищены почти все (кроме двух, лежавших в другом, нежели остальные, месте) заявления местных жителей об исчезновении родных.

По мнению Валерия Борщова, ключевые слова, характеризующие действия силовиков в Ингушетии, – это "создание атмосферы страха, запугивание".

"Федеральные войска демонстрируют, что они абсолютно вольны в своих действиях, что местные руководители для них не указ, и действуют довольно бесцеремонно. Нам рассказывали, что в ходе "зачисток" исчезают не только люди, но и ценные вещи. Это признак государственного разложения – то, что государственная власть допускает такие вещи", – сказал он.

Правозащитник возложил ответственность за происходящее на государство.

"Благодаря страху, и создаются боевики. Федеральная власть несет за это ответственность, это ее прямая вина. Я хорошо знаю Ингушетию, там никогда не было таких агрессивных настроений. И то, что там сейчас происходит, это рукотворные плоды федеральной власти", – заявил Валерий Борщов.

Он подчеркнул, что в ходе визита стало понятно – в Ингушетии "есть здоровая часть общества, в том числе неправительственные организации, правозащитные организации, с которыми власти надо вступать в диалог". И начинать такой диалог нужно немедленно, иначе шанс может быть упущен.

В связи с этим Валерий Борщов выдвинул идею создания под эгидой Уполномоченного по правам человека Владимира Лукина некоего "института переговорщиков", который помогал бы наладить диалог между властью и представителями протестного движения. "Мне кажется, это одна из задач властей Ингушетии, но при условиях прозрачности", – сделал вывод он.

Кроме Валерия Борщова и Людмилы Алексеевой, на пресс-конференции выступил Яхья Евловев – отец Магомеда Евловева, в настоящее время ведущий независимое расследование убийства своего сына. Он подверг сомнению официальную версию этого трагического происшествия – "причинение смерти по неосторожности" (напомним, что уголовное дело возбуждено по ст. 109 УК РФ).

Яхья Евлоев уверен, что на самом деле это было "спланированное организованное убийство". По его мнению, это подтверждается многими фактами. 

Так, постановление о насильственном приводе в следственные органы Магомеда Евлоева, по данным его отца, было сфабриковано. Магомед Евлоев, как сообщил Яхья Евлоев, не получал никаких повесток и, следовательно, не расписывался в том, что отказывается явиться на допрос. А это – обязательная процедура, предшествующая принудительному приводу. Более того, Магомед Евлоев имел статус адвоката и в принципе не мог быть подвергнут принудительному приводу.

Также Яхья Евлоев заявил, что охрана внутри машины, где застрелили Магомеда Евлоева, состояла из приближенных министра Медова. В частности, там находился его родственник Ибрагим Евлоев, который неоднократно угрожал Магомеду Евлоеву убийством.

Мнения о том, что на самом деле имело место заказное политическое убийство, придерживается не только Яхья Евлоев. По словам Людмилы Алексеевой и Валерия Борщова, так считает подавляющее большинство населения Ингушетии. Единственным исключением среди тех, с кем беседовали на эту тему правозащитники, стал президент Зязиков, полагающий, будто выстрел произошел случайно.

"Если мы не остановим то, что происходит в Ингушетии, это может случиться где угодно еще, в том числе в Москве", – заявили Людмила Алексеева и Валерий Борщов.

Оригинал и фото на портале HRO.org: http://www.hro1.org/node/3178.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments