Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Судебное заседание по делу Леонида Невзлина 24 июля 2008 г.

24 июля в Мосгорсуде на процессе Леонида Невзлина слово было предоставлено его адвокату Дмитрию Харитонову. Свое выступление защитник бывшего вице-президента "ЮКОСа" начал с анализа соответствия завершающегося судебного разбирательства правовым нормам.

"Вчера государственный обвинитель заявил, что соблюдение законов – долг каждого. Но он, видимо, забыл, что это относится и к прокурору", – выразил мнение Дмитрий Харитонов.

По оценке адвоката, в отношении его подзащитного и в ходе предварительного следствия, и во время судебного разбирательства неоднократно нарушались как нормы российского законодательства, так и Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод. В частности, были нарушены статьи 6 ("Право на справедливое судебное разбирательство"), 14 ("Запрещение дискриминации") и 18 ("Ограничения, допускаемые настоящей Конвенцией в отношении указанных прав и свобод, не применяются для каких-либо целей, иных, чем те, для которых они были предусмотрены").

Дмитрий Харитонов констатировал, что его работа была затруднена коренным образом, так как защите не предоставили необходимое для изучения материалов дела время. К тому же, несмотря на то, что у подсудимого уже был свой адвокат, государство назначило ему другого, который, как сказал Дмитрий Харитонов, "был абсолютно бесполезен с точки зрения Невзлина".

Анализируя показания свидетелей и материалы дела, изученные в судебном заседании, Дмитрий Харитонов пришел к выводу об отсутствии доказательств того, что Леонид Невзлин отдавал бывшему сотруднику службы безопасности "ЮКОСа" Алексею Пичугину распоряжения о физическом устранении директора московской торговой фирмы "Феникс" Валентины Корнеевой, мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, управляющего компании "Ист Петролеум Ханделс" Евгения Рыбина, главы Управления по общественным связям московской мэрии Ольги Костиной, управделами "РОСПРОМ" Виктора Колесова и тамбовских бизнесменов Гориных.

Адвокат обратил внимание суда на то, что все свидетельства причастности представителей "ЮКОСа" к преступлениям, прозвучавшие на процессе, давались со слов третьих лиц – Горина и Горитовского, которые признаны умершими и не могут быть допрошены. При невозможности проверить эти косвенные доказательства прямыми, их нельзя использовать при вынесении приговора, сказал защитник Леонида Невзлина.

Он также отметил, что Цигельник и Решетников, чьи свидетельства на предварительном следствии прокуратура теперь призывает судью взять за основу обвинительного приговора, во время судебного процесса опровергли свои прежние показания.

Выступая 21 апреля, Цигельник признался, что заключил сделку со следователем Буртовым. В обмен на обещанное смягчение наказания он оговорил Леонида Невзлина и Алексея Пичугина и посоветовал поступить так же своему подельнику Решетникову.

Решетников, в свою очередь, на том же заседании сообщил, что версию о причастности работников "ЮКОСа" к преступлениям он впервые услышал от следователя.

Адвокат Леонида Невзлина также сослался на показания Алексея Пичугина, которые он дал на судебном заседании 23 апреля. Тогда Алексей Пичугин заявил, что никаких преступлений не совершал, никогда не получал указаний о выполнении противоправных действий от Леонида Невзлина или кого-либо еще из работников "ЮКОСа".

И эти слова Алексея Пичугина, как подчеркнул Дмитрий Харитонов, ни кем и ни чем не опровергнуты в ходе судебного разбирательства.

Нет доказательств, что Леонид Невзлин имел какое-либо отношение к переговорам с Валентиной Корнеевой о продаже банку "МЕНАТЕП" принадлежавшего ей помещения магазина "Чай", считает адвокат. Свидетели Бакулина и Коваленко, которые в ходе судебного разбирательства заявили, будто видели Невзлина во время этих переговоров, раньше никогда таких показаний не давали, хотя неоднократно допрашивались на предварительном следствии и суде. Это позволяет, по мнению Дмитрия Харитонова, усомниться в их правдивости.

Кроме того, Дмитрий Харитонов заявил, что за все время слушаний не подтвердилось наличие у Леонида Невзлина мотива на совершение преступлений.

Так, прокурор Кубляков утверждал, будто мотивом убийства мэра Нефтеюганска стали его действия по взысканию с "ЮКОСа" налоговой задолженности. Но защита предоставила суду документы, свидетельствующие, что ко времени преступления у нефтяной компании не было текущей задолженности перед бюджетом. А график возвращения старых долгов, доставшихся "ЮКОСу" от прежнего собственника – государства, согласовывался на переговорах, которые в результате убийства были сорваны.

Об этом же говорили и многие свидетели.

Мотивов покушаться на Евгения Рыбина, по утверждению Дмитрия Харитонова, у его подзащитного тоже не было. Споры между управляющим "Ист Петролеум Ханделс" и руководством "ЮКОСа" разрешились в Венском арбитражном суде, к чему призывал сам Михаил Ходорковский. Причем тяжбы имели место годом позже покушений.

Точно так же на отсутствие мотивов Дмитрий Харитонов указал в случаях с Колесовым и Костиной. Их интересы, по словам адвоката, никак не пересекались с интересами Леонида Невзлина. А тот факт, что прокуратура приписывает преступление в отношении Виктора Колесова бывшему вице-президенту "ЮКОСа" и при этом квалифицирует его по статье 162 ("Разбой") Дмитрий Харитонов назвал "бредом".

Не смогла представить прокуратура и каких-либо доказательств того, что у Сергея Горина был некий компромат на Невзлина и Пичугина, из-за чего супружескую чету, якобы, и убили.

Дмитрий Харитонов призвал председательствующего Валерия Новикова вынести оправдательный приговор.

Решение судьи станет известно 1 августа.
Tags: nevzlin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments