Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Наказание без преступления?

В среду в Москве у памятника Грибоедову на Чистых прудах состоялась необычная акция в поддержку арестованной активистки организации "ПОРТОС" Юлии Приведенной. Представители "ПОРТОСа", "Комитета антивоенных действий", Объединенного Гражданского фронта, движения "Свободные радикалы" и некоторых других общественных объединений провели пикет, который был сопряжен с уличной пресс-конференцией адвоката заключенной Михаила Трепашкина.

Участников акции наблюдавшие за порядком сотрудники правоохранительных органов по непонятным причинам отделили от окружающих металлическими заграждениями. И чтобы подойти к пикетчикам поближе, приходилось спрашивать разрешения у милиционеров и проходить проверку содержимого сумок.

Многочисленные в вечерний час прохожие с большим интересом рассматривали плакаты и фотографии в руках пикетчиков, читали раздаваемые ими листовки и живо обсуждали ситуацию.

Напомним, что название "ПОРТОС" означает "Поэтизированное объединение разработки теории общенародного счастья". Активисты этой организации – официально зарегистрированной – создали в Люберецком районе Московской области нечто вроде общины, занимавшейся мелким бизнесом. Придумали свою философию, писали стихи, оказывали помощь инвалидам, детям из неблагополучных семей и другим нуждающимся.

В 2000 году на территории общины появился РУБОП. После обыска и ряда арестов двоих участников организации осудили на шесть и восемь лет лагерей, а еще двоих признали невменяемыми. Землю, принадлежавшую общине, отобрали.

Подробности этого дела рассказал Михаил Трепашкин.

Юлию Приведенную обвинили по статьям 208 ("Организация незаконного вооруженного формирования"), 239 ("Организация объединения, посягающего на личность и права граждан"), 217 ("Истязание") и 127 ("Незаконное лишение свободы") Уголовного кодекса РФ и объявили в розыск. Постановление об аресте было выписано в октябре 2001 года.

Несмотря на это, она свободно перемещалась и даже пересекала государственную границу РФ, причем делала это легально, не скрываясь. Постоянно участвовала в протестных акциях в Москве и была хорошо известна многим гражданским активистам и правозащитникам.

Именно гражданская активность Приведенной, по мнению Михаила Трепашкина, и стала основной причиной для ее ареста, произошедшего 22 мая 2008 года – то есть, спустя шесть с лишним лет (!).

Примечательно, что даже само постановление об объявлении в розыск сформулировано юридически неправильно. В нем, в частности, указано, что разыскивается гражданка Украины, уроженка Донецкой области. Между тем арестована гражданка России, с 1998 года постоянно поживающая в Москве.

Но самый вопиющий факт, по оценке адвоката, заключается в том, что до сих пор нет полагающегося по Конституции постановления суда о заключении обвиняемой под стражу.

Попытки Михаила Трепашкина обжаловать это положение вещей в суде результата пока не принесли. Разные судебные инстанции постоянно переадресуют жалобу друг другу, утверждая, что, по правилам подсудности, не могут ее рассматривать. В настоящее время жалоба находится (уже не в первый раз) в Мещанском районном суде Москвы.

"Самое страшное, – говорит Михаил Трепашкин, – что в то время, пока идут юридические разборки, человек остается под стражей".

Обвинение, предъявленное Юлии Приведенной, и следствие по нему Михаил Трепашкин назвал "чудовищными". Как он рассказал, в восьми томах уголовного дела имя Юлии Приведенной упоминается всего на двух–трех листах, причем в контексте, никак не связанном с какими-либо преступлениями.

По словам адвоката, следствием установлено только то, что "будучи активисткой поэтизированного общества "ПОРТОС", Юлия Приведенная руководила машиной, которая развозила немощным старикам муку, сахар и другие продукты". Этим портосовцы занимались в рамках деятельности созданного ими общества помощи инвалидам и ветеранам.

Поводом для обвинения в создании незаконного вооруженного формирования стало наличие у "ПОРТОСа" официально зарегистрированного охотничьего и газового оружия, необходимого им для защиты от бандитов.

Обвинение в незаконном лишении свободы, как выяснил Михаил Трепашкин, появилось потому, что портосовцы взяли к себе на время детей из неблагополучных семей – с письменного согласия их родителей. "Незаконное лишение свободы" выразилось в том, участники "ПОРТОСа" сопровождали этих детей в школу и обратно, а их документы хранили у себя.

Ни одного факта, который можно было бы назвать "истязанием", утверждает адвокат, в деле не зафиксировано. Отражено только несколько фактов рукоприкладства, на которое в 2000 году жаловалась некая Шако, проходящая по делу как потерпевшая. Эти случаи в основном касаются портосовца Давыдова. А уже с 2002 года та же Шако письменно заявляет, что Приведенная ее никогда не била.

"Бывшие малолетки, теперь уже взрослые люди, пишут в суды о том, что они не знают ни о никаких противоправных действиях со стороны Приведенной", – говорит Михаил Трепашкин.

По его сведениям, в 2000 году, когда завели дело в отношении "ПОРТОСа", жалобы потерпевшие написали после того, как их продержали около трех суток в РУБОПе.

"Они были напуганы, но потом, оказавшись на свободе, начали писать другое", – объясняет адвокат.

Он утверждает, что "ни одного конкретного противоправного действия в деяниях Приведенной нет, а проводившиеся экспертизы ее не касаются". И добавляет, что за время нахождения Юлии Приведенной в СИЗО никаких следственных действий не проводилось.

Мнение Михаила Трепашкина об отсутствии в деяниях Приведенной состава преступления, по его словам, разделяет и доктор юридических наук, профессор Анатолий Наумов – автор комментария к Уголовному кодексу РФ.

"Дело Юлии Приведенной – это типичная картина, когда человеку, ради того, чтобы удержать его под стражей, просто так вменяют по пять, по шесть, по восемь составов преступлений. Такое отношение меня шокирует", – заявил Михаил Трепашкин.

Оригинал и фото на портале HRO.org: http://hro1.org/node/2793
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments