Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

"Им было нужно руководство ЮКОСа..."

Фото NEWSru.com23 апреля 2008 года в Мосгорсуде на заочном процессе по делу бывшего топ-менеджера "ЮКОСа" Леонида Невзлина был допрошен в качестве свидетеля Алексей Пичугин. Экс-начальника отдела службы безопасности нефтяной компании специально для этого этапировали в Москву из колонии ИК-6 ("Черный дельфин") города Соль-Илецк Оренбургской области, где он отбывает пожизненное заключение.

По версии Генпрокуратуры, Леонид Невзлин, Алексей Пичугин и "другие неустановленные лица из руководства "ЮКОСа" "вступили в преступный сговор в неустановленное время и в неустановленном месте" с целью "организации убийств в интересах компании".

Алексей Пичугин своей вины не признает. В настоящее время его жалоба на приговор ожидает рассмотрения в Европейском суда по правам человека.

На слушаниях по делу Леонида Невзлина 23 апреля Алексей Пичугин снова заявил о своей невиновности и о давлении на него со стороны Генеральной прокуратуры с целью склонить к даче ложных показаний в отношении Леонида Невзлина.

"Никаких преступлений я не совершал, о чем неоднократно говорил и на предварительном следствии, и в судебном заседании. Никто не обращался ко мне, включая Леонида Невзлина, о котором здесь идет речь, с просьбой или указаниями на производство каких-либо противоправных действий. Я осужден незаконно по сфабрикованному делу Генеральной прокуратуры, об этом я тоже не единожды говорил. Со мной не единожды беседовали сотрудники Генеральной прокуратуры и склоняли меня к даче ложных показаний в отношении некоторых руководителей и совладельцев компании, в частности, в отношении Невзлина Леонида Борисовича".

Алексей Пичугин заявил: "Впервые такое прямое предложение о даче ложных показаний поступило от следователя Банникова в кабинете №8 СИЗО "Лефортово" в апреле 2004 года, где я знакомился с материалами дела".

Как сообщил Алексей Пичугин, Банников явился к нему после ухода адвокатов. "Он сказал, что знакомиться с этим "мусором" (материалы дела) не имеет никакого резона, и я как бывший сотрудник органов должен это понимать. Он сказал, что я лично как Пичугин никого не интересую. Дело политическое, и интересуют Невзлин, Ходорковский и другие совладельцы нефтяной компании. Какие бы прекрасные адвокаты меня ни защищали, исход дела предопределен".

Алексей Пичугин отказался принять это предложение, но спустя год, 4 июля 2005 года, следователь повторил его. "Перед этим была еще одна беседа с начальником управления Генпрокуратуры по расследованию особо важных дел Лысейко. Он требовал дать показания против Невзлина, Ходорковского, Брудно и других руководителей компании. В противном случае, он сказал, что меня ждет пожизненное заключение, а в случае согласия меня вывезут за границу и будут охранять, включат систему защиты свидетелей", – рассказал Алексей Пичугин.

Алексей Пичугин подчеркнул, что с очередным предложением о лжесвидетельстве к нему обратился государственный обвинитель Камиль Кашаев в июле 2007 года в зале Мосгорсуда во время перерыва в судебном заседании (в присутствии охраны!).

"Я не имею никакого отношения к преступлениям, в которых меня обвинили. Я не располагаю никакими сведениями, кто мог совершить эти преступления, зачем и почему. Поэтому мне нечего рассказать суду. В связи с этим я хочу воспользоваться правом, которое мне предоставляет статья 51 Конституции и не свидетельствовать против себя", – заключил Алексей Пичугин.

На это заявление председательствующий Валерий Новиков ответил, что против себя свидетель может не давать показаний, но делать это в отношении других лиц, в соответствии с требованием статьи 56 УПК РФ, обязан. Судья отметил, что за отказ от дачи показаний Алексей Пичугин может быть привлечен к уголовной ответственности.

На это бывший сотрудник "ЮКОСа" ответил: "За пять лет я привык к тому, что все, что я скажу, оборачивается против меня".

Затем прокурор Кубляков, несмотря на отказ Алексея Пичугина давать показания, в течение нескольких десятков минут задавал ему вопросы. На все эти вопросы Алексей Пичугин отвечал одинаково: "Статья 51 Конституции".

В ответ на вопрос своих адвокатов, Алексей Пичугин заявил, что во время допроса 14 июля 2003 года в СИЗО ФСБ "Лефортово" к нему применили психотропные средства – так называемую "сыворотку правды". Как сообщил Алексей Пичугин, в этот день у него в рамках производства следственных действий должны были отобрать пробы крови и слюны. Но вместо этого заключенного выдали двум лицам, представившимся сотрудниками ФСБ. Эти лица передали ему "привет от сослуживцев", предложили кофе и чай.

После нескольких глотков Алексей Пичугин на 6 часов впал в забытье. Позже сокамерники бывшего сотрудника "ЮКОСа", которыми были ученый Игорь Сутягин и фигурант дела организации "Реввоенсовет" Валерий Скляр, рассказали Алексею Пичугину, что его принесли в камеру в полубессознательном состоянии.

"Единственное, что я помню, это то, что вопросы, которые мне задавали, касались Ходорковского, Касьянова, Черномырдина, Волошина и финансовых потоков между этими лицами и ЮКОСом", – сказал заключенный.

О "разведдопросе" Алексей Пичугин рассказал на следующий день следователю, но протокол об этом в деле отсутствует.

Несмотря на чрезвычайно плохое самочувствие Алексея Пичугина тогда, и категорические требования его адвокатов, медицинский осмотр заключенного проведен не был. Только спустя десять дней его с расстояния в несколько метров и через решетку осмотрела женщина-врач из ГУИН и "не нашла" на теле следов инъекций. Алексей Пичугин подчеркнул, что после вероятного применения к нему препаратов, он потерял около тридцати килограммов веса, а на его голове образовались шишки, не исчезнувшие до сих пор.

Зал судебных заседаний во время выступления Алексея Пичугина был переполнен. Кроме многочисленных журналистов, присутствовали родные и близкие заключенного, пришедшие его поддержать.

Между тем, не далее как в понедельник, ключевые свидетели обвинения по делу Алексея Пичугина – осужденные Геннадий Цигельник и Евгений Решетников, выступая на процессе Леонида Невзлина, заявили, что версию о причастности сотрудников "ЮКОСа" к преступлениям им рассказал следователь Буртовой. "Я оговорил Пичугина и Невзлина по просьбе следователей Генеральной прокуратуры Буртового, Банникова, Жебрякова и оперативного работника Смирнова", – признался Цигельник. 

Ссылка на оригинал: http://hro.org/node/1955
Tags: nevzlin, pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments