Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Судебное заседание по делу Леонида Невзлина 7 апреля 2008 г.

Сегодняшнее судебное заседание по делу Леонида Невзлина, в отличие от монотонных заседаний минувшей недели, прошло на редкость оживленно. В выступавших недостатка не было, а обычно полупустой зал едва умещал многочисленных журналистов. Однако происходившее в его стенах все меньше напоминало судебное разбирательство, и все больше – постановочное шоу.

Первым в качестве свидетеля допросили Сергея Козлова, работающего в фирме, занимающейся обслуживанием автомобилей и расположенной в московском микрорайоне Очаково.

На вопрос прокурора Александра Кублякова: "Когда вас последний раз допрашивали по этому делу?" свидетель ответил: "Я не знаю, по какому поводу меня сюда вызвали".

На вопрос: "Какие у вас были взаимоотношения с Костиной?" последовал ответ: "С Костиным я служил в армии".

На вопрос: "Знали ли вы Рыбина?" свидетель сказал: "Мне эта фамилия известна в связи с группой "Дюна".

Фамилии Петухов, Корнеева свидетелю, как он сообщил суду, неизвестны. Не смог он дать ответ и на вопрос, обслуживала ли его фирма автомобили банка "МЕНАТЕП".

У адвоката Дмитрия Харитонова вопросов к Сергею Козлову не было. Прощаясь, свидетель поинтересовался у секретаря суда: "Не подозреваете ли вы меня в чем-нибудь?"

Следующим допрошенным был Юрий Копылов, работавший в 1998 году заместителем начальника управления безопасности компании "ЮКОС – Москва".

Прокурора в первую очередь интересовали взаимоотношения Леонида Невзлина и Алексея Пичугина, но свидетель сказал, что он об этом ничего не знает. Обо всех эпизодах дела – убийствах Валентины Корнеевой и Владимира Петухова, покушениях на Евгения Рыбина, взрыве в подъезде дома Ольги Костиной – свидетель узнавал из СМИ и ничего дополнительного сообщить не смог.

Аналогичные ответы об инкриминируемых Леониду Невзлину преступлениях дал и Владимир Кондрашев – бывший старший сотрудник управления безопасности "МЕНАТЕПа". Об Алексее Пичугине свидетель сказал только, что тот занимал должность начальника отдела службы безопасности, возглавлявшейся Шестопаловым, и был знаком с Сергеем Гориным.

Свидетель Сергей Кез работал в "МЕНАТЕПе" в 2001–2003 годах и занимался переговорами с фирмой "Феникс" о продаже помещения магазина "Чай". Прокурор задал ему вопрос, какова была ситуация с этими переговорами в предшествующие годы, но свидетель сказал, что ему об этом неизвестно. На вопрос адвоката, имел ли Леонид Невзлин отношение к этому помещению, Сергей Кез дал отрицательный ответ. На вопрос защиты, оказывалось ли на представителей "Феникса" давление со стороны "МЕНАТЕПа", свидетель ответил: "Я слабо представляю, как мы могли давить,  "МЕНАТЕП" был агентом инвесторов – банка "Траст" и "Сбербанка".

Свидетель Игорь Корецкий рассказал суду о том, что около 10 лет назад работал охранником в Московском дворце молодежи и наблюдал там некий инцидент: кто-то сломал дверь, и из-за этого возник скандал. Якобы, к данному инциденту имел отношение человек по фамилии Пичужкин. По словам свидетеля, примерно в 2002 году он давал показания об этом в прокуратуре.

После окончания допроса Корецкого, прокурор Кубляков ходатайствовал о допросе в качестве "свидетеля обвинения" гражданина Израиля Юлия Нудельмана, который в свидетельских списках по делу Невзлина не значился. Гособвинитель заявил, что это лицо готово дать показания о способе получения Леонидом Невзлиным израильского гражданства.

Защита Леонида Невзлина заявила на это ходатайство протест. Как подчеркнул Дмитрий Харитонов, согласно действующему законодательству, в судебном заседании свидетель может быть допрошен только по существу предъявленного подсудимому обвинения.

Однако судья Новиков этот протест отклонил.

Юлий Нудельман – бывший врач, называющий себя журналистом и правозащитником. Он известен, в частности, как ответчик по делу о клевете в адрес Натана Щаранского в книге "Щаранский без маски". По решению окружного суда в Иерусалиме, Нудельман был признан виновным и обязался выплатить Щаранскому компенсацию в размере около миллиона шекелей. Это один из самых строгих приговоров в подобных делах, которые когда-либо выносились израильским правосудием.

В настоящее время Нудельман пытается добиться в израильском Высшем Суде Справедливости лишения Леонида Невзлина израильского гражданства. Именно ради выступления Нудельмана, видимо, в зале суда и собралось рекордное число журналистов – информагентства заблаговременно сообщили о том, что сегодня он будет допрошен. 

В Мосгорсуде Нудельман заявил, что с тех пор, как он начал "заниматься Невзлиным", в его адрес начали поступать угрозы. В частности – от подполковника израильской полиции Миши Шаули, который, якобы, сказал Нудельману: "Невзлин – это не те методы борьбы". Как угрозу в свой адрес со стороны Леонида Невзлина Юлий Нудельман интерпретировал и тот факт, что его дважды задерживала израильская полиция, а однажды к нему домой приходили с обыском.

Между тем из сообщений СМИ известно, что задержания и визит судебных приставов к Нудельману связаны с его отказом платить по иску Натану Щаранскому и последовавшим из-за этого арестом имущества.

Но сам Юлий Нудельман считает, что и израильская полиция, и израильское правительство, и израильский суд – все куплены Леонидом Невзлиным. Именно этим Юлий Нудельман объясняет предоставление Леониду Невзлину израильского гражданства и собственные неудачи в суде.

Зато российский суд, по мнению Юлия Нудельмана – справедливый и честный.

Кроме суда, Юлий Нудельман, видимо, высоко оценивает российскую Генпрокуратуру – на суде он сообщил, что встречался с гособвинителем по делу Алексея Пичугина Камилем Кашаевым и Генпрокурором РФ Юрием Чайкой. А также, что по своим запросам получал из Генпрокуратуры документы.

Уточняя, как именно обвиняемый, якобы, купил себе гражданство, Юлий Нудельман сказал, что за него Леонид Невзлин дал полтора миллиона долларов Музею Диаспоры и еще обещал дать 20 миллионов долларов, но не дал.

Отвечая на вопрос Дмитрия Харитонова о профессиональной принадлежности, Нудельман назвался врачом и журналистом и сравнил себя с Антоном Чеховым и Оноре де Бальзаком.

Ни на один вопрос по существу предъявленных Леониду Невзлину обвинений Юлий Нудельман ответить не смог. По словам "свидетеля", он в исследуемое в суде время находился в Израиле и не интересовался событиями в России. Фамилии потерпевших ему незнакомы.

По окончанию почти часового выступления Юлия Нудельмана, в ходе которого он успел продемонстрировать присутствующим свои книги и предложить почитать свои статьи, судья Новиков объявил десятиминутный перерыв. За время перерыва почти все журналисты разошлись.

Дмитрий Харитонов, комментируя выступление "свидетеля", заявил: "Приглашение Нудельмана – это признание обвинением собственного бессилия. Не стоит удивляться, если мы увидим здесь теперь магов, гадалок и прорицателей".

После перерыва в судебном заседании в качестве свидетеля обвинения выступил житель Тамбова, бывший сотрудник милиции и тамбовского УИН Олег Смирнов. Еще совсем недавно он отбывал наказание в местах лишения свободы за превышение должностных полномочий и другие преступления – на прошлогодний процесс по делу Алексея Пичугина Смирнова доставляли в наручниках и под конвоем.

Тогда Смирнов дал показания о том, что Сергей Горин, с которым они, якобы, находились в доверительных отношениях, якобы, подробно рассказывал ему о своей преступной деятельности. Якобы, со слов Горина Смирнову известно, что "заказы" на преступления поступали от Алексея Пичугина и Леонида Невзлина. И в день исчезновения супругов Гориных Горин и Смирнов собирались направиться в Москву к Невзлину – требовать причитающиеся за преступления деньги, которые, якобы, не выдавал Пичугин. А до этого они пытались истребовать эти же деньги у отца Михаила Ходорковского – Бориса Моисеевича, в Коралово.

Теперь, будучи на свободе, Смирнов повторил свои показания. Он также рассказал, как обнаружил исчезновение супругов Гориных – по сути, эти показания не отличались от прошлогодних.

На вопрос Дмитрия Харитонова, почему, будучи сотрудником милиции, свидетель не пресек преступления, о которых ему рассказывал Горин, Смирнов ответить затруднился.

Затруднился он ответить и на аналогичный вопрос потерпевшей Галины Дедовой – матери Ольги Гориной. Галина Дедова задавала и другие вопросы, в том числе: чего Смирнов так долго ждал у дома Гориных в день их исчезновения и не заходил внутрь, почему не сразу вызвал милицию, когда нашел детей, за что шантажировал Горина и требовал от него пять тысяч долларов, почему продержал под арестом трое суток; внятных ответов она не получила.

После Олега Смирнова допросили Дмитрия Измайлова – сына Ольги Гориной. Он повторил свой рассказ о нападении на него и двух других детей Гориных неизвестных и об исчезновении родителей.

Следующее судебное заседание завтра.
Tags: nevzlin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments