Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

Василий Алексанян: мне вынесен смертный приговор

Василий АлексанянБывший исполнительный вице-президент "ЮКОСа" Василий Алексанян, а с апреля 2006 года – узник следственного изолятора "Матросская Тишина" болен смертельной болезнью. К тому же, он почти полностью ослеп. Однако российские власти препятствуют проведению назначенного врачами лечения. Указания Европейского суда по правам человека, предписывающие немедленно госпитализировать заключенного в профильный стационар, игнорируются. Об этом рассказали на пресс-конференции 17 января адвокат подсудимого Елена Львова и исполнительный директор движения "За права человека", заместитель председателя правления фонда "В защиту заключенных" Лев Пономарев.

Напомню, что Василий Алексанян ранее работал адвокатом Михаила Ходорковского, Василия Шахновского и некоторых других фигурантов "дела "ЮКОСа". 30 марта 2006 года он занял пост исполнительного вице-президента опальной нефтяной компании, но уже 6 апреля был арестован. 14 июля Василию Алексаняну предъявили обвинение в хищении в составе группы лиц вверенного имущества ОАО "Томскнефть" ВНК, а также акций дочерних предприятий ОАО "Восточная нефтяная компания" (пункты "а", "б" части 3 ст. 160 УК РФ). Уголовное дело №18325501-04 находится в производстве Генпрокуратуры, в настоящее время – в Главном следственном управлении Следственного комитета при Прокуратуре РФ.

Открывший пресс-конференцию Лев Пономарев заявил, что в связи с тяжелейшим состоянием здоровья Василия Алексаняна правозащитники и адвокаты требуют немедленно изменить меру пресечения на любую, не связанную с лишением свободы. Он напомнил, что заболевание органов зрения, согласно пункту 26 "Перечня заболеваний, препятствующих отбыванию наказания", утвержденного Постановлением Правительства РФ №54 от 6 февраля 2004 года, – безусловное основание для освобождения из-под стражи.

По заключению Федерального государственного учреждения здравоохранения "Главный центр медицинской реабилитации Федеральной службы исполнения наказаний" от 20 июня 2006 года один глаз у Василия Алексаняна полностью ослеп, а острота зрения второго составляет 0,01%.

"Мы также требуем, – сказал Лев Пономарев, – исполнения Российской Федерацией Указаний Европейского суда по правам человека и приостановления делопроизводства по делу до получения сведений врачей о состоянии здоровья Алексаняна, при котором он может участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении дела по существу".

О трагическом положении Василия Алексаняна широкой публике стало известно из его заявления для прессы и правозащитников, распространенного в конце минувшего года. По словам Елены Львовой, ее подзащитный решил обратиться к общественности после того, как убедился, что никакие правовые механизмы не работают.

Елена Львова рассказала, как развивались события. В сентябре 2006 года в московском городском центре СПИД Василию Алексаняну был поставлен диагноз ВИЧ в стадии 3А. По заключению судебно-медицинской экспертизы, больной мог содержаться под стражей при условии проведения ему высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ). Однако на протяжении всего срока ареста она не проводилась. Это привело к резкому ухудшению состояния здоровья, перехода болезни в стадию 3Б. И если в сентябре 2006 года у Василия Алексаняна было 17% иммунных клеток, то в октябре 2007 года – только 4%.

Лев Пономарев, Елена ЛьвоваКроме того, у заключенного возникли новые серьезные заболевания: гемангиома (опухоль) печени, кардиопатия, генерализованная лимфоаценопатия (заболевание лимфатических узлов).

Елена Львова отдельно остановилась на диагнозе ВИЧ, который, напомню, предал гласности прокурор Владимир Хомутовский на вчерашнем заседании Верховного суда по вопросу об изменении Василию Алексаняну меры пресечения. Адвокат заявила, что ее подзащитный не давал на это разрешения. По словам Елены Львовой, Василий Алексанян намеревался рассказать о своей болезни сам в ходе собственного выступления в суде.

То, каким образом прокурор огласил диагноз, заставляет Елену Львову считать, что он это сделал преднамеренно. "Никакой необходимости не было", – сказала адвокат и добавила, что готова подать на Владимира Хомутовского в суд за разглашение врачебной тайны, если получит согласие своего клиента.

"Василий Алексанян – порядочнейший и честнейший человек. Причиной его заболевания могло стать только трагическое стечение обстоятельств. Возможно, заражение произошло во время медицинской операции, которых мой подзащитный перенес немало. Это никак не связано с его моральным образом жизни", – подчеркнула юрист.

В связи с отсутствием медицинской помощи в условиях следственного изолятора Василий Алексанян и его защита обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). 27 ноября 2007 года ЕСПЧ дал Указание Российской Федерации о немедленной госпитализации заключенного в стационар, специализирующийся на лечении СПИДа и сопутствующих заболеваний. Это решение исполнено не было.

6 декабря 2007 года ЕСПЧ дал повторное Указание – с установлением срока госпитализации не позднее 10 декабря 2007 года. Но и его российские власти проигнорировали.

Тогда 21 декабря 2007 года ЕСПЧ в третий раз потребовал от РФ немедленно поместить Василия Алексаняна в стационар. И указал при этом, что в случае если заявитель погибнет в заключении по причине неоказания ему необходимой медицинской помощи, либо по тем же причинам состояние его здоровья ухудшится, Суд может установить факт нарушения статей 2 ("Право на жизнь") и 3 ("Запрещение пыток") Международной Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Кроме того, председатель ЕСПЧ выдвинул дополнительное требование о создании к 27 декабря 2007 года независимой медицинской комиссии.

Все эти требования тоже были проигнорированы властями РФ.

По мнению Елены Львовой, такое обращение – не что иное, как шантаж. Она сообщила, что Василию Алексаняну несколько раз намекали, что достаточно дать обвиняющие руководство "ЮКОСа" показания, и ситуация немедленно изменится.

О том, что это – "заказ", свидетельствует и другой эпизод. Елена Львова рассказала, что 29 октября 2007 года следователь Логинов вынес постановление о замене Василию Алексаняну меры пресечения на денежный залог и обратился с соответствующим ходатайством в Басманный районный суд Москвы. В своем ходатайстве Логинов сослался на медицинские документы, свидетельствующие о тяжелейшем состоянии здоровья заключенного и необходимости его лечения в стационаре. Басманный суд ответил, что не считает данный вопрос сферой своей компетенции, переложив таким образом бремя ответственности за принятие решения вопроса на самого следователя. И тот же Логинов, цитируя те же (!) документы вынес постановление... об отказе отпустить Василия Алексаняна под залог.

Как сообщила адвокат, в настоящий момент Василий Алексанян помещен в инфекционное отделение больницы изолятора 99/1, но никакой медицинской помощи ему не оказывается. С 30 декабря 2007 года заключенного даже ни разу не посетила лечащий врач Молокова.

Более того, из-за нахождения в тюремном стационаре и в автозаке во время перевозок в суд рядом с больными, страдающими инфекционными заболеваниями (при пораженной иммунной системе!), Василий Алексанян мог заразиться туберкулезом. Об этом свидетельствуют рентгеновские снимки его легких. В настоящее время данный диагноз подтверждается.

Елена Львова опровергла утверждения российских властей о том, будто Василий Алексанян отказывался от лечения. В подтверждение своих слов она продемонстрировала документально оформленное согласие ее подзащитного на лечение, которое он подписал в МГЦ СПИД еще 10 июля 2007 года (документ также заверен подписями пяти врачей). Адвокат пояснила, что такое согласие обязательно требуется, потому что само лечение имеет смертельно опасные последствия.

Давая оценку действиям (точнее – бездействию) российских властей, Елена Львова процитировала слова своего подзащитного: "Мне вынесен смертный приговор, и он приводится в исполнение".

Елена Львова сказала, что сегодняшнее свое выступление она считает защитительной речью, так как, ввиду вышеописанных трагических обстоятельств, не уверена, что будет выступать в судебном процессе по существу. В заключение пресс-конференции адвокат заявила, что хочет через журналистов напрямую обратиться к российским властям.

"Я требую немедленного освобождения своего подзащитного из-под стражи для того, чтобы он мог воспользоваться необходимой медицинской помощью для поддержания своей жизни. Если власти считают его врагом, то это уже поверженный враг. Я взываю к милосердию и надеюсь, что буду услышана". 

Ссылка на оригинал: http://hro1.org/node/887

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments