Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Дело Пичугина в Евросуде: ответы даны, но вопросы остались

Правительство Российской Федерации представило в Европейский суд по правам человека Меморандум по делу бывшего сотрудника компании "ЮКОС" Алексея Пичугина. Об этом порталу HRO.org рассказала адвокат осужденного Ксения Костромина.

В Меморандуме представители правительства РФ дают ответы на вопросы Евросуда, сформулированные на основании жалобы, поданной Алексеем Пичугиным и его защитниками в Страсбург. 

Напомним, что эта жалоба касается процесса 2003–2005 годов об исчезновении тамбовских бизнесменов Сергея и Ольги Гориных, которых российский суд признал убитыми, несмотря на то, что тела найдены не были, а организатором преступления назвал Алексея Пичугина. Как наш портал уже сообщал ранее, защита, в частности, обращала внимание страсбургского суда на нарушение статей 3 ("Запрещение пыток"), 5 ("Право на свободу и личную неприкосновенность") и 6 ("Право на справедливое судебное разбирательство") Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Ксения Костромина согласилась прокомментировать корреспонденту HRO.org Вере Васильевой Меморандум правительства РФ, а также рассказать о дальнейших действиях адвокатов Алексея Пичугина.

– Как Вы оцениваете ответы, содержащиеся в Меморандуме?

Прежде всего замечу, что в Меморандуме существует ряд фактических неточностей, я не знаю, как их рассматривать: как опечатку, как техническую ошибку или как-то еще. В частности, там говорится, будто дело поступило в Басманный суд Москвы с грифом "секретно" для рассмотрения по существу, хотя дело рассматривалось Московским городским судом. Существуют и другие неточности такого рода.

Что касается вопросов, поставленных по нарушению третьей статьи [здесь и далее: Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. – Прим. В. В.], то представители властей Российской Федерации в ответ просто перечислили, сколько раз Алексей Владимирович обращался за медицинской помощью и какая помощь ему была оказана. Просто его медицинскую карту, которая была в СИЗО "Лефортово", скопировали, и все. О том, что он обращался за медицинской помощью 14 июля 2003 года, там указания нет.

– Это когда к Алексею Пичугину применялись психотропные вещества во время допроса?
 
Да.

Что касается пятой статьи, то власти Российской Федерации указали в Меморандуме, что при применении меры пресечения в суд, якобы, представлялись семь протоколов допросов свидетелей, которые, якобы, говорили о причастности Пичугина к совершенным преступлениям. При этом в Меморандуме не указаны фамилии этих свидетелей, которые, якобы, давали на тот момент времени такие показания, и не приложены копии протоколов допросов.

Адвокаты, участвовавшие в рассмотрении вопроса о применении меры пресечения к Пичугину, утверждают, что не было никаких протоколов допросов свидетелей.

Относительно нарушения шестой статьи тоже, в общем, ничего конкретного сказано не было.

Было сказано, что указание в законе о том, что списки присяжных должны публиковаться, вроде как необязательное, что если они и публикуются, то только для того, чтобы люди могли обратиться в соответствующие органы с заявлением о неточностях, допущенных в их данных.

Что касается того, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения, то есть, обсуждались вопросы, связанные с покушением на Рыбина [фигуранта второго процесса Алексея Пичугина, 2005–2007 годов. – Прим. В. В.], то, с одной стороны, наши процессуальные противники вроде как это признают, а с другой – одновременно отрицают. То есть, говорят, что да, вроде как было, и в то же время, что нет, не было. Такая вот странная двоякая позиция.

О закрытом судебном заседании приводятся совершенно иные доводы, нежели те, которые приводились непосредственно Московским городским судом, когда он выносил постановление об отказе в удовлетворении нашего ходатайства о проведении слушаний в открытом режиме или в частично закрытом, то есть, чтобы закрывать слушания только на тот период, когда будут исследоваться документы с грифом "секретно". Представители правительства РФ в Меморандуме написали то, о чем раньше вообще не говорилось.

– Каковы дальнейшие действия защиты?

До 20 декабря 2007 года мы должны отправить свои возражения на Меморандум. Если нам вдруг не будет хватать для этого времени, то мы можем запросить дополнительное время, как это сделало правительство РФ, в результате чего срок, в который оно предоставило свои ответы на вопросы Европейского суда, продлили с 27 сентября до 20 октября 2007 года.

– А как скоро после этого можно ожидать решения Страсбургского суда по существу?

Мне сложно сказать, потому что этого никто, кроме самого Европейского суда, не знает. 

Оригинал и фото на портале HRO.org: http://hro1.org/node/275

Tags: pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments