Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

"Наука в неволе не живет"

Пресс-конференция под таким названием состоялась 29 октября 2007 года в Москве, в Независимом пресс-центре. Она была приурочена к грустной "годовщине" – вот уже 8 лет находится за решеткой российский ученый, работник Института США и Канады, специалист по стратегическим вооружениям Игорь Сутягин, бездоказательно обвиненный ФСБ в раскрытии гостайны. Больше трех лет такую же участь разделяет сотрудник Красноярского Технологического университета Валентин Данилов.

Участники пресс-конференции – члены общественного Комитета защиты ученых академик РАН Юрий Алексеевич Рыжов и кандидат географических наук Эрнст Исаакович Черный, председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Михайловна Алексеева, а также родители Игоря Сутягина Вячеслав Андреевич и Светлана Ефимовна – рассказали о текущей ситуации и дали ей оценку.

Вячеслав и Светлана Сутягины сообщили, что их сын в настоящее время отбывает наказание в условиях строгого содержания в Архангельске, куда его перевели из города Сарапула. И если в Сарапуле ученый удерживался в колонии, предназначенной для впервые осужденных, то в Архангельске он, по информации супругов Сутягиных, оказался среди лиц, признанных виновными в рецидивизме. А непосредственно перед этим этапированием Игорь Сутягин провел три месяца в помещении карцерного типа (ПКТ).

Игорь Сутягин также ограничен в правах на свидания и передачи: ему разрешено одно длительное свидание и две передачи или посылки в год.

Как пояснила Светлана Сутягина, эти жесткие меры – а в условия строгого содержания Игорь Сутягин помещен на год, вплоть до 14 февраля 2008 года, – применены к ее сыну за якобы имевший место проступок: незаконное использование на территории колонии мобильного телефона. Между тем Светлана Сутягина утверждает, что проступка на самом деле не было, а имела место провокация. По ее словам, телефонный аппарат Игорю Сутягину вложил в руку сокамерник со словами о том, что звонит жена и что "наверное, что-то случилось". Светлана Сутягина говорит, что ученый даже не успел отреагировать на происходящее, как в помещение вошел сотрудник администрации колонии и зафиксировал "грубое нарушение правил внутреннего распорядка".

Эрнст Черный особо подчеркнул, что данный инцидент последовал после того, как Комитет защиты ученых обратился к президенту РФ с просьбой о помиловании Сутягина и Данилова (необходимо уточнить, что ученые своей вины не признали, однако, согласно Конституции, такого признания для помилования и не требуется). При этом Эрнст Черный добавил, что аналогичные репрессивные действия были предприняты и по отношению к Валентину Данилову. В результате ни тот, ни другой ученый помилования не получили, несмотря на то, что за них также ходатайствовал Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин.

Академик Юрий Рыжов видит в этих событиях целенаправленную кампанию, развернутую ФСБ, по преследованию ученых. Он напомнил, что Игорь Сутягин и Валентин Данилов – далеко не единственные, подвергнувшиеся безосновательным репрессиям. В числе невинно пострадавших – профессор Технического университета им. Баумана Анатолий Бабкин, доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией кинетики процессов горения Института химической кинетики и горения Сибирского отделения РАН Олег Коробейничев, генеральный директор ЗАО "Компания ЦНИИМАШ-Экспорт" Игорь Решетин и другие.

Людмила Алексеева обратила внимание на то, что кроме "чеченских" дел, дела Игоря Сутягина и Валентина Данилова – единственные, которые дважды обсуждались в Парламентской Ассамблее Совета Европы (ПАСЕ).

"Страны Евросоюза – наши непосредственные соседи, и их не может не тревожить рост влияния ФСБ", – заявила правозащитница. По ее сведениям, сейчас около 1/3 государственных должностей в нашей стране занимают выходцы из этой силовой структуры.

Еще одна причина, по мнению Людмилы Алексеевой, по которой ПАСЕ уделяет такое пристальное внимание делам российских ученых, – разрыв взаимовыгодных контрактов. Причем, как подчеркнули все участники пресс-конференции, речь идет о контрактах официальных, заключенных на уровне научных учреждений и согласованных с так называемым первым отделом. Ведь именно так сотрудничали с иностранными партнерами Сутягин и Данилов. И спасали тем самым от безденежья свои институты, сами при этом получая довольно скромную заработную плату.

"Контактировать с иностранцами, как и в советские времена, становится опасным", – констатировала председатель Московской Хельсинской группы.

Родители Игоря Сутягина также поделились с присутствующими своей тревогой за состояние здоровья сына. На основании имеющихся у них данных, Светлана и Вячеслав Сутягины предполагают, что у него начался дисбактериоз.

В сложившейся ситуации шансов добиться правосудия в России защитники ученых не видят. "Вся надежда на Страсбург", – сказала Людмила Алексеева. Эрнст Черный добавил, что Комитет защиты ученых направил председателю Страсбургского суда письмо с просьбой по возможности ускорить рассмотрение дел Сутягина и Данилова, учитывая тяжесть их положения. 
 
Оригинал и фото на hro.org: http://hro.org/node/105
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments