Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Судебное заседание по делу Алексея Пичугина 4 июня 2007 г.

В понедельник, 4 июня, в Мосгорсуде продолжился процесс Алексея Пичугина. Давали показания вызванные стороной защиты в качестве свидетелей Анатолий Калиман и Виктор Колесов. По ходатайству адвокатов были оглашены некоторые материалы дела, в том числе заявление Владимира Шапиро о якобы имевших место угрозах в его адрес.

Анатолий Калиман, работавший в 1996–2004 годах в НК "ЮКОС", в 1998 году занимал должность заместителя начальника отдела информационно-аналитического управления ООО "ЮКОС–Москва". В задачи Калимана, по его словам, входило изучение обстановки вне компании, в том числе отношения к ней со стороны властей, а также мониторинг публикаций в СМИ и т. п.

С Алексеем Пичугиным Калиман, как он заявил, незнаком, никогда не общался ни с ним, ни с другими сотрудниками службы безопасности компании.

В конце июня 1998 года Калиман вместе с начальником отдела, в котором он работал, своим непосредственным руководителем Владимиром Скороспеловым отправился в командировку. Их маршрут пролегал через города Тюмень, Пыть-Ях, после которого планировалось посетить Нефтеюганск. По словам Калимана, командировка была связана с изучением обстановки в регионе.

26 июня, подходя к зданию, в котором размещались офисы компании "Юганскнефтегаз" ("дочки" "ЮКОСа"), Калиман встретил вице-президента "ЮКОСа" Леонида Симановского, от которого узнал о серьезном ранении мэра Нефтеюганска Владимира Петухова в результате вооруженного нападения. Непродолжительное время спустя сообщили о его смерти от полученных ран.

Калиман сказал, что со слов Леонида Симановского ему известно о состоявшихся накануне убийства (25 июня) переговорах между представителями "ЮКОСа" и Петуховым – о якобы имевшей место "колоссальной неуплате налогов" компанией в бюджет города. Эти переговоры были сложными, затянулись допоздна, "отрицательных последствий не имели, но разногласия решены не были".

Калиман сообщил суду, что убийство Владимира Петухова крайне негативно сказалось на имидже компании. Характеризуя реакцию жителей Нефтеюганска на убийство главы города, Калиман сказал, они связали это преступление с "ЮКОСом". Того же мнения, утверждает Калиман, придерживались и его бывшие коллеги по Федеральной службе безопасности РФ. "Мне говорили, что я работаю в компании убийц!" – заявил Калиман.

От ответа на вопрос адвоката Алексея Пичугина Георгия Каганера о том, как он сам расценивает такие утверждения, Калиман уклонился.

На вопрос, признавала ли компания "ЮКОС" налоговые претензии Петухова, Калиман ответил: "Не знаю".

После получения известия о смерти Владимира Петухова Анатолий Калиман, Владимир Скороспелов, Леонид Симановский и еще несколько сотрудников "ЮКОСа" вылетели в Москву на самолете Леонида Симановского.

Поднимаясь по трапу, кто-то якобы сказал: "Какой "подарок" на день рождения Ходорковского!" Кто именно – свидетель, по его словам, не помнит. На уточняющий вопрос защиты Алексея Пичугина Анатолий Калиман ответил, что слово "подарок" было употреблено в переносном смысле. Эта тема вызвала особый интерес у судьи.

А во время обратного полета, утверждению Калимана, Леонид Симановский высказывал опасения, что в преступлении в отношении Петухова могут обвинить его. При этом, якобы, никаких версий убийства не обсуждалось.

После допроса Анатолия Калимана, в связи с существенными противоречиями в его показаниях, защитники Алексея Пичугина ходатайствовали об оглашении более ранних протоколов допроса этого свидетеля. Ходатайство было удовлетворено судьей Петром Штундером.

Из оглашенных материалов, в частности, следует, что раньше Калиман заявлял о том, что по пути в Москву версии убийства Петухова между сотрудниками "ЮКОСа" обсуждались. И главным мотивом убийства они считали конфликт мэра с торговцами с местного рынка. Кроме того, раньше Калиман не заявлял столь безапелляционно о якобы имевшей место гигантской задолженности "ЮКОСа" по налогам, а с ссылкой на топ-менеджеров "Юганскнкнефтегаза" говорил о том, что Петухов – конфликтный человек и с ним нелегко вести переговоры. Заявлений о "компании убийц" он тогда не делал.

Выслушав эти показания, Анатолий Калиман признал, что действительно давал их. 

После Анатолия Калимана был допрошен Виктор Колесов, ставший 5 октября 1998 года жертвой нападения неизвестных, которые избили и ограбили его.

Виктор Колесов заявил, что никаких конфликтов с руководством "ЮКОСа", "МЕНАТЕПа" или "Роспрома" у него никогда не было, напряженных ситуаций в отношениях не возникало, они были деловыми. Предположений о мотивах нападения на него и лицах, совершивших это преступление, у свидетеля, по его словам, нет. После событий 5 октября Виктор Колесов, как он сообщил, проработал в "Роспроме" еще 2,5 года.

Затем с разрешения судьи адвокатами Алексея Пичугина были оглашены показания свидетелей Грушевенко и Терехина (потому что в ответ на телеграмму с вызовом этих свидетелей в суд пришли сообщения об их смерти).

Эдуард Грушевенко, занимавший в "ЮКОСе" должность вице-президента по экономике и планированию производства, давая показания 1 апреля 1999 года, заявлял, что Михаил Ходорковский никак не мог организовать покушение на Евгения Рыбина, что он не способен на такое преступление.

Александр Терехин, корреспондент издания "Тюменские известия", на допросе в Генеральной прокуратуре 12 августа 2003 года рассказал о деятельности Владимира Петухова как руководителя ЗАО "Дебет", а также как политика и чиновника.

По словам свидетеля, после смерти первого вице-президента ЗАО "Дебет" компания оказалась под угрозой банкротства, у Владимира Петухова не получалось вывести ее из кризиса. Занявшись политикой, Петухов стал резко критиковать руководство города и заявлять о том, что, придя к власти, он решит все проблемы, однако это обещание выполнено не было.

Александр Терехин также давал показания, что Владимир Петухов никогда не жаловался на какие-либо угрозы со стороны "ЮКОСа". Кроме того, по мнению Терехина, заявления о неуплате "ЮКОСом" налогов были выражением личной позиции Петухова, а не констатацией факта.

В показаниях Терехина также есть утверждение, что, по его мнению, покушение на Петухова мог подстроить сам мэр, потому что первоначально был ранен только охранник, потом преступник стал стрелять по ногам Петухова. Смертельное же ранение в голову Владимир Петухов получил, когда неожиданно нагнулся. К тому же мэр, как утверждал Терехин, говорил о том, что некоторые политики, организуя мнимые покушения на себя, таким образом успешно поднимают свой рейтинг.

После оглашения протоколов допросов Грушевенко и Терехина адвокат Алексея Пичугина Ксения Костромина заявила ходатайство о заслушивании в суде еще целого ряда документов, в том числе:

– находящихся в Мосгорсуде материалов первого дела в отношении Евгения Решетникова, в результате которого он был признан виновным в первом покушении на Евгения Рыбина;

– оперативно-розыскных материалов в отношении Горитовского и ряда других лиц, фигурирующих в деле Алексея Пичугина;

– материалов из российских арбитражных судов о тяжбах между Евгением Рыбиным и "ЮКОСом";

– материалов ревизии, проведенной НК "ЮКОС" в "Томскнефти" после приобретения этой компании (в деле имеются только соответствующие справки, между тем Леонид Невзлин в своем письме в прокуратуру сообщал о материалах ревизии);

– заявления осужденного Шапиро о якобы имевших место угрозах в его адрес и результатов проверки по этому заявлению;

– материалов оперативно-розыскных мероприятий, проведенных в отношении Евгения Решетникова и его адвоката после вынесения первого приговора Решетникову (в колонии, где отбывал наказание осужденный, записывался разговор между ним и его адвокатом).

Представители Генеральной прокуратуры выступили против оглашения всех указанных защитой материалов, за исключением тех, что касаются заявления Шапиро. Председательствующий Петр Штундер занял позицию гособвинения и удовлетворил ходатайство адвокатов только в вышеуказанной части.

Как следует из оглашенного заявления, Шапиро утверждал, будто слышал через запертую дверь в одиночном боксе СИЗО 99/1 угрозу от неизвестного ему мужчины. В ходе проверки Шапиро изменил показания, заявив, что, возможно, он принял за угрозу слова, которые на самом деле угрозой не являлись. Или, может быть, ему все это вовсе послышалось.

Между тем на заседании 24 мая этого года Шапиро утверждал, будто ему угрожал кто-то в клетке зала суда.

В последний час судебного заседания были оглашены показания Олега Бетина и Леонида Невзлина.

Олег Бетин, глава администрации Тамбовской области, ответил в 2003 году на вопросы старшего следователя Генпрокуратуры по особо важным делам Буртового о своих отношениях с Сергеем Гориным. С Гориным, по словам Олега Бетина, он познакомился в 1993 году, никаких денежных дел с ним не имел. Вообще, как следует из рассказа чиновника, отношения Горина и Бетина не были близкими, хотя Горин бравировал этим знакомством. Горин также пытался уговорить Бетина, чтобы тот ходатайствовал перед вице-президентом "ЮКОСа" Муравленко об устройстве его в компанию, но ничего не добился.

Показания Леонида Невзлина (от 4 июля 2003 года), в частности, касались его отношений с Сергеем Гориным и Алексеем Пичугиным. Леонид Невзлин заявил, что незнаком с Гориным, эта фамилия ему ни о чем не говорит. С Алексеем Пичугиным, по словам Леонида Невзлина, у него родственных связей нет, личных контактов, за исключением нескольких мимолетных встреч на корпоративных мероприятиях компании, тоже не было. Никаких поручений через начальника службы безопасности Шестопалова Невзлин Пичугину не давал.

Следующее заседание по делу Алексея Пичугина состоится в Мосгорсуде 5 июня 2007 года в 11 часов. Зал 408.
Tags: pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments