Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

Судебное заседание по делу Алексея Пичугина 16 мая 2007 г.

В течение всего дня 16 мая на судебном заседании допрашивался свидетель обвинения Олег Смирнов – бывший житель Тамбова, бывший сотрудник правоохранительных органов, в настоящее время отбывающий наказание в местах лишения свободы. Он рассказал о своих взаимоотношениях с Сергеем и Ольгой Гориными, а также об обстоятельствах их исчезновения.

Олег Смирнов работал в Тамбовском РУВД оперуполномоченным, после увольнения оттуда в 2000 году – в УИН (Управлении исполнения наказаний) города Тамбова. В августе 2002 года Тамбовский областной суд приговорил Олега Смирнова к лишению свободы сроком на 7 лет с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима за организацию преступного сообщества, превышение должностных полномочий и кражу.

Свидетель рассказал суду о том, что находился в дружеских отношениях с Сергеем Гориным, также хорошо знал его жену. С Гориным его познакомил в 1998 году друг детства Михаил Овсянников.

С Гориным, по утверждению Смирнова, у него сложились доверительные отношения. Смирнов часто оказывал Горину услуги водителя, доставлял его на автомашине из Тамбова в Москву и обратно. И, как свидетель заявил в судебном заседании, во время этих поездок Горин подробно рассказывал ему о своей противоправной деятельности. Других тем, как следует из сегодняшних показаний Смирнова, их разговоры обычно не касались.

В частности, в 1998 году Горин, по утверждению Смирнова, пожаловался ему на то, что они с Овсянниковым не могут "выполнить задачу по приобретению недвижимости в Москве. Некая женщина не продает своего имущества", и они "приняли решение о ее физическом устранении".

Опять же от Горина Смирнову, как он сказал, стало известно, что "заказ" на устранение поступил от Пичугина. А Пичугин получил его от, как выразился Смирнов, "серого кардинала Невзлина". "Кто он такой, добавил свидетель, – я не знаю". Горин якобы интересовался у Смирнова, не хочет ли он сам выполнить эту "работу" за вознаграждение, но Смирнов замял разговор. Позже Горин, по словам Смирнова, рассказал ему о том, что женщина была застрелена Владимиром Шапиро.

На вопрос адвоката Георгия Каганера, почему Смирнов, будучи работником правоохранительных органов, не предпринял меры по предотвращению готовившегося преступления, свидетель отвечать отказался.

Кроме того, сообщил Смирнов в судебном заседании, Горин рассказывал ему и о других преступлениях, в которых он якобы тоже принимал участие.

Это два покушения на Рыбина – попытка застрелить его в Москве из огнестрельного оружия, а также взрыв автомашины Рыбина в Подмосковье. Смирнов заявил, будто планировалось и третье покушение – в Австрии, для чего Горин хранил в своем паспорте записку с адресом места работы Рыбина в Вене.

Еще, по словам Смирнова, Горин организовал взрыв у дверей квартиры женщины в Москве.

Все эти преступления, заявил Смирнов в судебном заседании, Горин осуществлял по "заказу" Пичугина, а тот руководствовался указаниями Невзлина. Эти планы, как сказал Смирнов, согласовывались на "корпоративных вечеринках руководства фирмы "ЮКОС".

При этом Смирнов признался, что лично с Алексеем Пичугиным не встречался. Горин, когда приезжал со Смирновым в Москву, останавливал автомобиль в районе улицы Вавилова (иногда – в других местах) и на переговоры всегда отправлялся один.

В ответ на просьбу адвокатов Алексея Пичугина назвать источник своей осведомленности об именах "заказчиков" преступлений и их действиях Смирнов сослался на Горина. Тот якобы разговаривал при нем по телефону с Пичугиным, пересказывал ему все свои переговоры, подробно посвящал в свои дела и планы.

Также Смирнов сообщил, что якобы возил Горина "в Подмосковье, в поселок Коралово, в дом-интернат, где проживает отец Ходорковского". Целью поездки было потребовать денежное вознаграждение от Б. М. Ходорковского за проделанную "работу", поскольку "Пичугин обещанных денег не платил".

А в день исчезновения Гориных, 20 ноября 2002 года, Смирнов и Горин намеревались ехать в Москву к Невзлину, чтобы решать все тот же вопрос о выплате вознаграждения.

В связи с существенными противоречиями сегодняшних показаний Смирнова тому, что он говорил на допросах от 21.11.2002, 25.02.2003, 03.11.2003 адвокаты Алексея Пичугина ходатайствовали об оглашении протоколов данных допросов. Прокуроры не возражали против этого, и судья Петр Штундер удовлетворил ходатайство.

Согласно оглашенным документам, Смирнов ранее сообщал, что он отвозил Горина в Москву, где тот встречался с Пичугиным (Смирнов на этих переговорах не присутствовал, Пичугина не видел) по вопросу своего трудоустройства. Точно такой же была и цель поездки, запланированной на 20 ноября 2002 года. Фамилия Невзлин Смирновым не упоминалась.

Также Смирнов говорил, что Горин ему рассказывал о своей поездке к отцу Ходорковского – тоже по вопросу своего трудоустройства. Сам же Смирнов, согласно его прежним показаниям, к Б. М. Ходорковскому не ездил.

На вопрос адвоката Каганера Смирнову о том, почему он изменил данные ранее показания, свидетель ответил, что его "не так поняли", прежние показания "неверно записали" и что он "всегда так говорил".

Кроме того, Смирнов заявил, будто Горин незадолго до своего исчезновения предупреждал его об опасности, исходящей от Алексея Пичугина (при этом Смирнов, как и выступавший на предыдущем судебном заседании Пешкун, подтвердил, что Пичугин присутствовал на крестинах младшего сына Гориных и был его крестным отцом).

После того, как Гориных похитили, Смирнов не сообщил ни правоохранительным органам, ни матери Ольги Гориной Галине Дедовой об опасениях Горина относительно Алексея Пичугина. На просьбу защиты Пичугина объяснить, почему он умолчал об этом важном факте, Смирнов ответил, что "надеялся, что Ольга еще жива" и что "нашел в записной книжке Горина телефон Пичугина, звонил ему, предупреждал, что с Ольгой ничего не должно случиться". Ожидание Смирновым возвращения Ольги Гориной, согласно его показаниям, продолжалось в течение нескольких месяцев.

Смирнов подробно рассказал, как обнаружил исчезновение супружеской четы 20 ноября 2002 года, когда заехал к ним около 4 утра, чтобы вместе с Гориным отправиться в Москву. Сначала защитники Алексея Пичугина предприняли попытку опротестовать это, так как их подзащитный уже осужден за убийство Гориных и в настоящем процессе ему вменяются другие преступления. Однако судья Петр Штундер отклонил протест адвокатов.

По словам Смирнова, ему никто не открыл дверь, и с 4 до 8 утра он звонил Гориным на стационарный и мобильный телефоны, нажимал на клаксон автомобиля, окликал их, также лаяли собаки Горина в вольере, но никто из людей не откликался. Проникнуть внутрь двора и дома Смирнов не пытался.

Только в 8 утра, когда пришла няня младшего сына Гориных, Смирнов перелез через запертую калитку и вошел в дом. В ванной комнате, дверь в которую была задвинута шкафом, он обнаружил детей. Родители исчезли.

Смирнов рассказал, что после того, как выпустил детей, он вместе со старшим мальчиком, у которого была черепно-мозговая травма (оттого, что один из нападавших в маске ударил его прикладом), обошел и внимательно осмотрел все хозяйственные постройки дома. Потом Смирнов отвез мальчика в больницу, а остальных детей – к другим членам семьи Горина.

Разбирательством данного эпизода допрос Смирнова закончился.

Следующее судебное заседание по делу Алексея Пичугина состоится в Мосгорсуде 18 мая 2007 года, начало в 11 часов, зал 408.
Tags: pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments