April 15th, 2021

Рис.А.Збуцкой

К презентации книги Веры Челищевой "как меня убивали". О заложниках дела ЮКОСа – Василии Алексаняне

Сегодня в Сахаровском центре была презентация книги замечательной журналистки Веры Челищевой про юриста ЮКОа Василия Алексаняна – "Как меня убивали". Вера любезно пригласила меня выступить. Поскольку сказать всё, что хотела, я не успела по регламенту, публикую здесь проект моей полной речи. А на видео представлены очень интересные выступления всех докладчиков.

Это очень страшное чтение, но необходимое. Этого никогда нельзя забывать, сколько лет ни прошло бы. Это преступление длящееся, потому что никто, по сути, не наказан, и в тюремно-судебной системе ничего по существу не исправлено.

Даже оказавшись на свободе, несмотря на крайне тяжелое состояние здоровья, Василий Алексанян продолжал думать, как помочь тем, кто остался в несправедливом заключении. В первой половине 2011 года у меня готовилась к изданию книга "Алексей – пути и перепутья", и я искала, кто может написать мне короткие отзывы для обложки. Зоя Светова посоветовала мне обратиться к Василию Алексаняну. Но мне было известно, что в то он время был уже крайне тяжело болен, и в том числе плохо видел, и потому я не решилась. Мне казалось, что в такой ситуации – совсем не моей рукописи. А много после я узнала, что Василий Алексанян очень переживал за Алексея и сам просил Зою Светову написать статью о нем.

При всем различии судеб Василия Алексаняна и Алексея Пичугина я усматриваю между ними общее. И того, и другого, на мой взгляд, можно назвать заложниками дела ЮКОСа. И того, и другого, как они сообщали, шантажировали, требуя лжесвидетельство на руководство ЮКОСа в обмен на свободу.

На заседании Мосгорсуда 23 апреля 2008 года по делу вице-президента ЮКОСа Леонида Невзлина Алексей Пичугин заявил:

"Со мной не единожды беседовали сотрудники Генеральной прокуратуры и склоняли меня к даче ложных показаний в отношении некоторых руководителей и совладельцев компании, в частности, в отношении Невзлина Леонида Борисовича.

Впервые такое прямое предложение о даче ложных показаний поступило от следователя Банникова в кабинете №8 СИЗО "Лефортово" в апреле 2004 года, где я знакомился с материалами дела.

Он сказал, что знакомиться с этим "мусором" (материалы дела) не имеет никакого резона, и я как бывший сотрудник органов должен это понимать. Он сказал, что я лично как Пичугин никого не интересую. Дело политическое, и интересуют Невзлин, Ходорковский и другие совладельцы нефтяной компании. Какие бы прекрасные адвокаты меня ни защищали, исход дела предопределен.

Перед этим была еще одна беседа с начальником управления Генпрокуратуры по расследованию особо важных дел Лысейко. Он требовал дать показания против Невзлина, Ходорковского, Брудно и других руководителей компании. В противном случае, он сказал, что меня ждет пожизненное заключение, а в случае согласия меня вывезут за границу и будут охранять, включат систему защиты свидетелей.

С очередным предложением о лжесвидетельстве к ко мне обратился государственный обвинитель Камиль Кашаев в июле 2007 года в зале Мосгорсуда во время перерыва в судебном заседании (в присутствии".


О лжесвидетельстве, которое требовалось от Василия Алексаняна в обмен на лечение (по сути, на жизнь – при его заболеваниях) и свободу, рассказывает и Вера в своей книге.
Collapse )