January 17th, 2020

Рис.А.Збуцкой

День рождения Игоря Сутягина

Сегодня день рождения Игоря Вячеславовича Сутягина, ставшего одной из первых (но не самой первой) жертв современного российского "басманного правосудия". Впрочем, "жертва" – неверное в данном случае слово, потому что Игорь Сутягин, проведя в заключении 11 лет, остался моральным победителем, а потом и Европейский суд встал на его сторону. Алексей Пичугин – такой же сильный человек, остающийся им уже 17 лет, поздравляет Игоря Сутягина, и я с удовольствием присоединяюсь к нему (хотя, увы, не уверена, что Игорь Вячеславович читает эти послания). Здоровья, благополучия во всем, осуществления планов, как можно больше позитивных событий, всего самого хорошего.
***

Игорь Сутягин неоднократно писал об Алексее и давал о нем интервью СМИ. Ложно обвиненный в шпионаже и проведший за решеткой 11 лет ученый с 29 июня по 16 сентября 2003 года был его сокамерником по московскому СИЗО "Лефортово". Игорь Сутягин был одним из первых российских политзэков времен Владимира Путина. В 2010 году в результате обмена осужденными между Россией и США, среди которых с американской стороны была пользующаяся неоднозначной репутацией Анна Чапман, Игорь Сутягин был освобожден и оказался в Великобритании. Вместе с ним был обменян сотрудник спецслужб Сергей Скрипаль, подвергшийся в прошлом году покушению с использованием отравляющего вещества "Новичок".

"Его привели в нашу камеру, где нас уже было двое, – рассказывал мне Игорь Сутягин об Алексее Пичугине, – то есть, не я к нему зашел, а он к нам. В процессе совместного сидения мы переехали из одной камеры в другую и расставались уже во второй. В обоих случаях этаж был первый. Сначала была камера №36, трехместная. Затем – шестиместная, полученная путем пролома стены и соединения вместе двух соседних стандартных трехместных камер. Соответственно, и дверей в ней две, а над каждой – номер, поэтому итоговый номер у камеры был странноватый, двойной – №22–23. Спал Алексей и в том, и в другом случае на койке, стоящей под окном – прямо напротив двери. Не более двух с половиной месяцев вместе– по меркам тюрьмы это уже очень много, там люди узнают друг друга намного стремительнее, чем на воле, все-таки сказывается постоянная запертость вместе в одном малю-юсеньком помещении... Расстались мы, когда меня перевели в одиночку для ознакомления с обвинительным заключением по моему делу в связи с началом процесса (первого тогда еще) в Мосгорсуде. Алексей мне весьма дружелюбно удачи пожелал и открыто и добро улыбнулся. Вот это вот, кстати, здорово запомнилось – рукопожатие и эта открытая, добрая, честная и чистая какая-то улыбка, я почему-то именно таким Алексея и запомнил. Не лицо, не образ даже – а вот какое-то чувство открытой доброй улыбки".

Именно Игорь Сутягин стал свидетелем применения к Алексею, очевидно, сотрудниками ФСБ 14 июня 2003 года психотропных средств с целью получить от него нужные следствию показания, чего так и не добились. Сначала ученый изложил этот печальный эпизод в своем рассказе "Три школы", и эта публикация вызвала сильнейший резонанс в российских и зарубежных СМИ и крайне негативную реакцию наших компетентных "органов". Так, некий неназвавшийся источник РИА "Новости" в спецслужбах заявил, что утверждение о применении спецпрепаратов не соответствует действительности, а Игорь Сутягин начал пиар-кампанию, чтобы привлечь к себе внимание. Потом, 24 января 2011 года, Игорь Сутягин сделал письменное заявление под присягой на английском языке для Европейского суда по правам человека. В этом документе ученый рассказал об известных ему фактах давления следствия на Алексея Пичугина с помощью психотропных средств. Содержательно оно совпадает с рассказом "Три школы".

Ниже – еще одна ссылка, на письмо Игоря Сутягина к Алексею Пичугину, опубликованное в апреле 2011 года в "Новой газете" Это еще одна черточка к портрету Алексея.

А это – ссылка на блог Игоря Сутягина на сайте Радио Свобода: https://www.svoboda.org/author/22579.html , который ученый вел с 2010-го по 2017 год включительно.