July 14th, 2019

Рис.А.Збуцкой

Лишить пищи для ума. о письмах за решётку – на Радио Свобода

Вера Васильева



Известно, что в Советском Союзе налагались ограничения на переписку с осужденными: заключённый мог отправлять на волю ограниченное законом число писем. В Уголовно-исполнительном кодексе РФ эти ограничения сняты, хотя переписка по-прежнему на законном основании цензурируется сотрудниками ФСИН. Что именно подвергается цензуре, оговорено правовыми нормами, в частности, в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений. Однако на практике в этом вопросе значительную роль играет человеческий фактор: цензор зачеркивает фразы или вовсе не пропускает письмо, руководствуясь собственным пониманием установленных правил. Порой это доходит до абсурда.

Читать дальше на сайте Радио Свобода
Рис.А.Збуцкой

Уходит в отставку замгенпрокурора Малиновский

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ:

Итак, уходит в отставку замгенпрокурора Малиновский. Осенью 2013 года этот деятель выступал в Верховном суде по «делу Пичугина», где просил президиум не обращать внимания на решение Страсбургского суда и не отменять первый обвинительный приговор Алексея.

• “А вот заместитель Генпрокурора России Владимир Малиновский был против. Он заявил, что, согласно постановлению пленума ВС, основанием для пересмотра судебного акта является «не всякое нарушение Европейской конвенции, а только такое нарушение, которое ставит под сомнение результаты дела». «Для проведения дела в закрытом разбирательстве были причины», — сказал он” (bfm.ru)

В этом месте пора уже сказать, что прокурор Малиновский или враль, или просто чудовищно некомпетентен. ЕСПЧ в своём решении обратил внимание совсем не на пустяки, а установил, что при рассмотрении первого дела Пичугина было нарушено его право на справедливое судебное разбирательство. Чего же прокурору Малиновскому ещё нужно? Серьезнее этого нарушения и быть ничего не может, а приговор, несущий в себе такой краеугольный изъян, не стоит даже бумаги, на которой напечатан...

Что ещё говорил замгенпрокурора в том суде? Утверждал, что первое дело Пичугина рассматривалось в закрытом режиме не просто так, а в силу каких-то причин. Ну да, напихали в дело 56 секретных документов, а потом ни одного(!) из них в суде даже не потрудились исследовать. Вот так они для них были нужны и важны! Вернее, важны-то, конечно, были, но только для того, чтобы скрыть своё судилище от посторонних (ваших) глаз. ЕСПЧ, разумеется, и это нарушение тоже зафиксировал.

И вот теперь этот видный правовед уходит в отставку по состоянию здоровья. Ну что тут скажешь: Здоровья! Еще столько правовых хлопот впереди – например, показания о событиях 23 октября 2013 года, когда в Верховном суде «Бывшего сотрудника ЮКОСа оставили без шансов на свободу» (это был заголовок bfm.ru)

Источник