July 5th, 2018

Рис.А.Збуцкой

Интервью Леонида Невзлина "Эху Москвы"

"На вопрос о том, почему я именно сейчас вышел в паблик. Я сломался после смерти /главы «Мемориала»/ Арсения Рогинского. Я вдруг понял, что вообще у меня там никого не осталось, почти никого. Есть еще пара человек, вселяющих надежду. Но вообще не осталось никого практически, с кем можно разговорить там, и кто для меня авторитет там, у кого я хочу учиться, спрашивать мнение. Все остальные уже не там. И после этого меня какая-то злоба взяла. Потому что они это все рубят, ломают, ломают, уже практически сломали. Имею в виду ту систему гражданского общества, которая была, хотя бы правозащитную систему. Они ее раздолбали, и нового ничего не возникло. А это ведь был огромный труд, это была реакция и на 60е, и на диссидентство, и на отказничество. То, что это все превратили в соглашательство и компромисс, вот это ужасно. Сейчас напротив моего бывшего офиса Путин памятник жертвам ГУЛАГа открывал. Безумие. И все хотели, чтобы Путин открывал. А почему Путин? А потому что он президент страны. А разве не он вернул Сталина? И Рогинский умер. Вот на этом у меня все оборвалось".

Читать полностью
Рис.А.Збуцкой

Закрыть уголовное дело против мамы неизлечимо больного ребёнка

Подписала. Дело, очень похожее на то, о котором я когда-то писала: https://echo.msk.ru/blog/vasilvera/1550804-echo/
Это еще раз, по-моему, подтверждает, что правоприменительная практика в этой области несовершенна. Спасти ситуацию мог бы независимый и объективный суд, но такого института у нас, к сожалению, как я считаю, нет. Остается публичность, она могла бы повлиять на развитие ситуации, в том числе в суде.
Рис.А.Збуцкой

Президент РСЕ/РС Том Кент: "Власти России препятствуют нашей деятельности"