October 27th, 2016

По_фигу

Открытое письмо членов ОНК г. Москвы 3-го созыва к членам совета Общественной палаты

Уважаемые члены Совета Общественной Палаты!

Многие наиболее активные и профессиональные члены ОНК г. Москвы третьего созыва, подавшие в установленном порядке документы на утверждение в общественные наблюдательные комиссии четвертого созыва в различных регионах, в эти ОНК включены не были. Причины невключения в ОНК до нас не доведены и нам не понятны.

За время работы ОНК г. Москвы во взаимодействии с общественностью, а также ФСИН России, удалось добиться больших результатов в области защиты прав заключенных. При нашем непосредственном участии улучшено качество оказания медицинской помощи, питания, бытовых условий в московских следственных изоляторах, внесены изменения в нормативные акты, регулирующие правовое положение следственно арестованных и осужденных, разработаны алгоритмы взаимодействия, достигнуто конструктивное сотрудничество с подразделениями УИС нашего региона, рекомендации членов ОНК г. Москвы учитывались в работе. Ни у руководства ОНК Москвы, ни у Общественной Палаты, ни у официальных структур наша работа не вызывала публичных нареканий, а лишь позитивные отзывы и многочисленные благодарности. Более того, Москва нередко ставилась в пример в качестве региона, где спорные вопросы решаются путем дискуссии и диалога, а не конфронтации силовых структур и правозащитников, региона, где ОНК объединила правозащитников с различными взглядами и профессиями с одной общей целью: защиты прав и законных интересов заключенных. Это мы проводили в следственных изоляторах дни, а иногда и ночи, боролись за качество тюремной «баланды», на свои деньги покупали для тюрем необходимое, привозили в СИЗО памперсы для младенцев и книги для всех, привлекали к ответу недобросовестных сотрудников, держали за руку умирающих, звали врачей к больным, ночами составляли обращения и запросы в компетентные инстанции в защиту тех, чьи права нарушены, били во все колокола и стучали во все двери. Это благодаря нам привлечены к уголовной ответственности лица, по чьей вине в СИЗО Москвы погибали люди. За всё это мы не получили ни копейки. Нам не принесло это славы и карьерного роста. Это был наш выбор.

Collapse )
Фото Радио Свобода

Политзека Пичугина во время встречи с ОНК незаконно держали в наручниках

Бывшего начальника отдела внутренней экономической безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина, осужденного по сфабрикованным делам к пожизненному сроку, во время встречи с членами ОНК в СИЗО "Лефортово" незаконно держали в наручниках. Об этом сообщила на своей ФБ-странице одна из наблюдателей - Зоя Светова.

"По закону запрещено разговаривать с заключенным в наручниках", - заметила общественница.

Между тем Пичугину сковали руки за спиной, и, разговаривая с наблюдателями, он, по словам Световой, "морщился от боли". "А в камере вместе с нами, - добавила общественница, - было еще четыре сотрудника, один с дубинкой".

Светова сообщила еще о массе нарушений, допущенных фсиновцами "Лефортова" во время последнего визита комиссии, состоявшегося во вторник. "То, что вчера нам, членам ОНК Москвы, устроили в Лефортовской тюрьме ее сотрудники, а именно замначальника Виктор Шкарин, начальник по режиму и оперативной работе и его заместитель, - это за гранью добра и зла", - заметила общественница.

Collapse )
По_фигу

Снять арест с Максима Панфилова

Максим Панфилов — житель Астрахани, закончил поварское училище. Обвинение было предъявлено 7 апреля 2016 года, почти 4 года спустя митинга на Болотной площади 6 мая 2012 года. Обвиняется в «участии в массовых беспорядках и применении насилия в отношении полицейского». По версии следствия Панфилов «применил в отношении бойца ОМОНа Филипова насилие: стоя сзади, двумя руками схватил за шлем, после чего сорвал его с голов сотрудника, чем причинил ему физические страдания». 8 апреля Басманный суд Москвы санкционировал его арест и заключение под стражу до 7 июня. Срок следствия по делу продлён до 6 сентября.

Страдает синдромом Туретта. 29 июня 2016 года посетители и журналисты не попали в Мосгорсуде на апелляцию по решению Басманного суда, продлившего арест Панфилова. Сперва по непонятной причине почти пять часов прождали начала заседания. А в последний момент сообщили, что заседание будет в другом зале, все туда побежали, пристав пропустил адвокатов и тут же закрыл дверь перед носом у остальных, заявив, что заседание уже началось. Увидеть Максима, участвовавшего в заседании по видеосвязи, смогли только его адвокаты. Они поразились тому, насколько резко ухудшилось его состояние за последние две недели. «Я еще ни разу не видел его таким», — сказал адвокат Сергей Панченко. Возможно, публику и не пустили в зал, чтобы никто не увидел, как Максим в судорогах бьется о прутья решетки.

На самом деле, Максим не является никаким активистом, после "болотной" нигде не участвовал. Следователь лично прилетел за ним в Астрахань. Провели обыск, ничего не нашли, кроме кофты, в которой Максим был на Болотной.

Читать дальше, подписать