October 6th, 2016

Фото Радио Свобода

В продолжение темы Венгрии – замечательный альбом Зои Брук

В Будапеште есть парк "Memento".

Там доживают век и неторопливо разрушаются памятники ушедшей - для Венгрии ушедшей навсегда - эпохи "победившего социализма".

Все памятники тоталитаризма, какое бы обличье он ни принимал, какой бы разрез глаз и цвет кожи ни был у его носителей, на удивление одностильны, помпезны и бездарны. Но кое что интересное и в них можно увидеть.

Памятник венгерско-советской дружбы, например.

Советский солдат и венгерский рабочий пожимают друг другу руки.

Всё красиво. Всё замечательно.

Только вот советский протягивает одну руку, а венгр эту руку держит - в обеих ладонях. С благодарностью. Как подчинённый. Как приносящий клятву верности. Оммаж "младшего брата", ага...

Или памятник неизвестному Ленину.

То есть, Ленин вполне известен. Но на памятнике прелестная табличка: "Работа неизвестного советского скульптора". Аноним, видите ли...

Кстати, неизвестный ленинский памятник был воткнут братьям-венграм не когда-нибудь, а в 1958 году. Всего два года спустя... Чтобы помнили, гады, да?

А венгры и так не забудут - октябрь 1956, время страхов и надежды.

Не забудут, как народ вышел на улицы. Не мятежники, не погромщики, не заговорщики - народ.

Collapse )
Фото Радио Свобода

"Днище правосудия"

Адвокат Иван Павлов рассказал о заседании Верховного Суда РФ по делу Евгения Петрина. Оно происходило глубоко под землей, на минус четвертом этаже здания Верховного суда.

Хорошо помню этот зал, с которым у меня связаны предельно неприятные воспоминания. Именно в нем 23 октября 2013 года слушалось дело Алексея Пичугина – в связи с тем, что 23 октября 2012 года Европейский суд по правам человека в Страсбурге вынес постановление по жалобе №38623/03 "Пичугин против России". Согласно этому решению ЕСПЧ, "наиболее уместным видом возмещения было бы в принципе проведение нового судебного разбирательства либо возобновление производства". Приговор подлежал отмене, а дело – пересмотру в Мосгорсуде, потому что никаким другим способом нельзя устранить нарушения, допущенные судьей Натальей Олихвер.

Несмотря на это, Президиум Верховного суда РФ проигнорировал постановление ЕСПЧ, которого несправедливо осужденный ждал почти десять лет.

Президиум под председательством первого зампреда главы Верховного суда Петра Серкова, с участием судей Владимира Давыдова, Магомеда Магомедова, Василия Нечаева, Николая Тимошина, Анатолия Толкаченко и Владимира Хомчика счел, что четкое предписание ЕСПЧ не обязывает российскую Фемиду отменить неправосудный приговор.

Для описания происходившего я затруднялась подобрать приличные выражения. Иван Павлов сделал это вместо меня. Он пишет, что зал на минус четвертом этаже злые языки называют днищем правосудия. "Днище правосудия" – предельно точное описание.

С тех пор прошло почти три года, адвокаты Алексея давно обратились в Комитет министров Совета Европы с жалобой на неисполнение Россией постановления ЕСПЧ, но окончательного решения КМСЕ по-прежнему нет.