Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Category:

Татьяна Глушкова, юрист "Мемориала":

Алексей Пичугин был арестован 19 июля 2003 года. Я в тот момент отгуливала свои последние школьные летние каникулы — те, что между 10-м и 11-м классами.

С тех пор я успела закончить школу, поучиться в одном ВУЗе, перепоступить в другой, окончить его, поступить в аспирантуру, бросить аспирантуру, поработать 3 года в одной НКО и 5 — в другой. Загореться идеей собственной правозащитной инициативы, порядком с ней побегать, в итоге всё-таки реализовать — и как-то неожиданно осознать, что фурычит инициатива уже пятилетку. Испытать несколько сильных влюблённостей, побывать в паре дюжин стран, завести кошку, поувлекаться десятком самых разных вещей… Впрочем, это неудивительно — ведь с тех пор прошло больше половины моей жизни.

А Пичугин всё сидит. Срок у него — пожизненный.

Оба судебных процесса в отношении него были проведены с нарушением права на справедливый суд. Это установил ЕСПЧ. Пересуда, однако, не было: Верховый Суд решил, что «установленные Европейским Судом по правам человека нарушения положений статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, допущенные при производстве по конкретному уголовному делу в отношении Пичугина А.В., не являются существенными и не привели к тому, что судебные акты в отношении него утратили свойства законности, обоснованности и справедливости». В настоящее время юридические механизмы пересмотра его дела в России отсутствуют.

Если честно, новость об аресте Пичугина не отложилась у меня памяти. Не уверена даже, что она в принципе появлялась в моём тогдашнем инфопузыре. Но если и появлялась — я бы, скажем мягко, сильно удивилась, скажи мне кто тогда, что почти 17 лет спустя я буду официально представлять его интересы в связи с этим вот самым арестом.

Но колода тасуется причудливо, и сегодня я отправила в Комитет министров Совета Европы сообщение относительно исполнения — вернее, неисполнения — постановлений по обоим пичугинским делам.

Комитет министров надзирает за исполнением постановлений Европейского суда. Дело Пичугина он рассматривал неоднократно, последний раз — в декабре 2019 года. Следующий раз будет в июне 2020. В свете отсутствия юридических механизмов пересмотра дела Комитет уже рекомендовал российским властям просто помиловать Пичугина, однако эффекта эта рекомендация не возымела.

Мы просим Комитет в этот раз прибегнуть к последнему средству из имеющихся в его арсенале — направить в ЕСПЧ запрос о том, не нарушила ли Россия своё обязательство исполнять постановления этого самого ЕСПЧ.

Для тех, кто не очень понимает птичий язык, поясню, что эта процедура — как и, в общем, все процедуры в международных органах, призванных защищать права человека, — не предполагает ни наложения санкций на страну или каких-то отдельных чиновников, ни чего-нибудь ещё в этом роде. Это скорее «НУ СДЕЛАЙТЕ С ЭТИМ ЧТО-НИБУДЬ УЖЕ» самого высокого уровня из существующих в рамках Совета Европы. За 10 лет своего существования эта процедура применялась только однажды — в деле азербайджанского оппозиционера Ильгара Мамедова, осуждённого на 7 лет с целью «заставить его замолчать или наказать его за критику властей, а также за попытку обнародовать подлинную, по его мнению, информацию, скрываемую властями» (это, если что, цитата из постановления ЕСПЧ, а не моё личное мнение). Тогда подействовало — Мамедов вышел по УДО. Теперь в народе эту процедуру зовут «международно-правовой механизм со стопроцентной эффективностью».

Прибегнет ли в ней Комитет в деле Пичугина? Чёрт знает. Мне — после осмысления того, что такое «почти 17 лет» в масштабах человеческой жизни, — кажется, что пора.

Источник
Tags: pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments