Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Category:

Равенство перед беззаконием. В защиту Льва Пономарева

Если кто-то до сих пор верил в то, что мы все равны перед судом (и перед законом вообще), то за позавчерашний и сегодняшний день этот миф окончательно развеялся. Арестовали на 25 суток Льва Александровича Пономарева, в прошлом – помощника Андрея Дмитриевича Сахарова, в сегодняшней России одного из самых заметных правозащитников, сооснователя Международного историко-просветительского, правозащитного и благотворительного общества "Мемориал", члена Московской Хельсинкской группы, создателя и руководителя движения "За права человека". Сегодня в апелляционной инстанции срок ареста был сокращен до 16 суток.

Тут всё сошлось. Решение об аресте судья Тверского районного суда Москвы Гордеев принял, признав правозащитника виновным в повторном нарушении установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия (ч. 8 ст. 20.2 КоАП РФ). Основанием для этого послужил перепост Львом Пономаревым информации о предстоящей тогда акции "За ваших и наших детей" на Лубянской площади Москвы – в поддержку фигурантов дел "Сети" и "Нового величия". Подчеркну: не митинг, не какое-либо другое действие на улице, в отношении человека или имущества, а перепост в социальной сети Facebook. Причем не сейчас, а 25 октября. Между тем протокол об административном правонарушении в отношении Льва Пономарева датируется только декабрем.

Во время встречи со своими доверенными лицами в преддверии президентских выборов Владимир Путин сказал: "Сейчас же не 37-й год, правильно? Что хочешь, то и говори, тем более в Интернете. Черный воронок за тобой завтра не приедет". Но за Львом Пономаревым приехали, и именно из-за публикации в Интернете. Впрочем, сам правозащитник выразил на судебном заседании уверенность, что истинная цель "правоохранителей" – воспрепятствовать проведению массового мероприятия 16 декабря против эскалации действий силовиков, уведомление о котором он накануне ареста подал в префектуру Москвы.

Напрасно Льва Пономарева защищали семь адвокатов, в их числе такой именитый, как Генри Резник. Напрасно они пытались объяснить судье Мосгорсуда Селиверстовой, что состоявшаяся 28 октября у здания ФСБ акция была мирным собранием граждан – родителей фигурантов этих дел и им сочувствующих, без каких-либо плакатов, транспарантов, лозунгов, звукоусиления, и т. п. И к нему не применим Федеральный закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях". Лев Пономарев не нарушал правила проведения публичного мероприятия, потому что такового – в понимании этого закона – не было. А собрание граждан не требует согласования. И прошло оно мирно, без каких-либо эксцессов. Мосгорсуд признал все действия Тверского суда правильными, и даже возраст и состояние здоровья правозащитника суд первой инстанции якобы учел. По мнению судьи Селиверстовой, не были учтены лишь "смягчающие обстоятельства" – тот факт, что данное "правонарушение" Лев Пономарев совершил впервые. Это и дало ей основание для сокращения срока ареста с 25-ти до 16 суток.

Мы все действительно равны, но только не перед судом, а перед беззаконием. Что стар – а Льву Пономареву 77 лет, – что мал – а некоторые фигуранты дела "Нового величия" достигли совершеннолетия уже за решеткой, – тебе не будет снисхождения. Нашему правосудию, как и государству в целом, очевидно, неведомо милосердие.

А еще Льва Пономарева арестовали 5 декабря – в 53-ю годовщину "Митинга гласности" на Пушкинской площади столицы. То было первое в СССР публичное выступление под лозунгами защиты права, впоследствии ставшее традиционным. Прошло более полувека, а эти требования по-прежнему не удовлетворены. Думаю, власть едва ли смогла бы найти "лучший" способ себя еще раз дискредитировать. Впрочем, похоже, она мало озабочена своей репутацией, во-всяком случае – в глазах оппозиции и цивилизованного мира.

Но при этом нельзя самоустраняться от происходящего, оправдывая перед собой и другими свое бездействие тем, что от нас якобы ничего не зависит. Только публичность, только мощный общественный резонанс способны что-то изменить. Для судебного заседания по апелляционной жалобе как будто специально нашли самый маленький зальчик, где едва уместились (кроме участников процесса) родственники и журналисты. Гораздо больше публики осталось в коридоре и в зале, куда велась телетрансляция. И это обнадеживает.

Потому что когда в том же Мосгорсуде судили бывшего сотрудника компании ЮКОС, политзаключенного Алексея Пичугина, делом которого я, как журналист, занимаюсь с 2006 года, на протяжении всех месяцев зал судебных заседаний был пуст. Машина "басманного" правосудия только набирала обороты, и еще далеко не все понимали, что происходит. Многих отпугивали тяжкие обвинения в адрес Пичугина и его работа до 1994 года в ФСБ. К тому же, тогда не было традиции у граждан массово посещать судебные процессы. И первым представителем общественности, который пришел на тот суд, был, кстати, именно Лев Пономарев, но это произошло только на кассации.

Я убеждена, что если в зале суда по делу Пичугина присутствовало большое число граждан, то не было бы пожизненного заключения по сфабрикованному уголовному делу. И я уверена, что, если бы не огромный общественный резонанс (на суд пришли правозащитник Валерий Борщев, бывший уполномоченный по правам человека Владимир Лукин и представитель действующего уполномоченного Татьяны Москальковой, председатель парии "Яблоко" Эмилия Слабунова и многие другие), то сегодня не было бы даже этого мизерного послабления в отношении Льва Пономарева, которое многие восприняли как насмешку. Фоновый шум очень неудобен власти, и он способен если не спасти, то облегчить участь. В конце концов нам, похоже, больше ничего не остается.


Оригинал на портале 7x7

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments