Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Category:

"Возвращение имен" – почему это важно

Уже 11 лет 29 октября, в канун Дня памяти жертв политических репрессий, в Москве в сквере у Соловецкого камня на Лубянской площади с 10 утра до 10 вечера читают вслух имена. Каждый пришедший получает от организаторов акции листок бумаги А4, где написаны имя, фамилия, возраст, профессия и дата расстрела одного человека, и горящую лампаду. 40 тысяч имен, 40 тысяч лампад у постамента Соловецкого камня. Столько людей было расстреляно в Москве за годы Большого террора. Из этого необъятного перечня видно, что бездушная тупая машина, превращавшая людей в "лагерную пыль", не щадила никого – будь то мужчина или женщина, только начинавший жить человек или глубокий старик, дворник или министр, инакомыслящий или верный сотрудник органов госбезопасности.

Стоять в очереди к микрофону, чтобы прочитать имя, долго – несколько часов. Но это необходимо – чтобы каждый год над Лубянской площадью звучали имена безвинно расстрелянных. Потому что международный "Мемориал", проводящий эту акцию, – это не про статистику. Это про персональную историю, персональную трагедию каждого. Из них, как из мозаики, складывается трагедия огромной страны.

У истоков "Возвращения имен" стоял Арсений Борисович Рогинский – бывший председателем Правления международного "Мемориала", скончавшийся 18 декабря 2017 года. Он не пропустил ни одной этой акции у Соловецкого камня, и только в прошлом году, будучи уже на больничной койке, наблюдал за происходившим с помощью телетрансляции.

В этом году "Возвращение имен" попытались запретить, вопреки тому, что, согласно закону, проведение публичных мероприятий в нашей стране носит уведомительный (а не разрешительный) характер. Московская мэрия сначала согласовала акцию, а потом отозвала это согласование, сославшись на некие "ремонтные работы", проводить которые срочно потребовалось у Соловецкого камня. Желающим почтить память жертв сталинских репрессий предложили сделать это у Стены скорби на проспекте Академика Сахарова – государственного мемориала, открытого в прошлом году. И только после того, как как в обществе поднялась волна возмущения, столичные чиновники пришли к выводу, что одно не мешает другому.

Я думаю, это очень важная история. То, что государство попыталось подменить гражданскую акцию памяти и скорби неким официозом; при том я, разумеется, ничего не имею против памятника Георгия и Андрея Франгулянов, но каждый имеет право скорбить там, где ощущает в этом потребность, а не в специально отведенных для этого местах, где велит начальство. То, что люди отстояли это свое право. Место для Соловецкого камня (установленного усилиями гражданского общества, в том числе "Мемориала") было выбрано на Лубянке именно потому, что в этом здании подписывались документы о массовых репрессиях против невиновных людей, потому что там была тюрьма, где их удерживали. Переносить мероприятие с этого места на какое-либо другое – это подменять историческую память.

И еще о памяти. Нас будто попробовали на прочность. Нынешнее "Возвращение имен" – первое без Рогинского. Полагаю, что если бы "Мемориал" и все, для кого важно то, что он делает, оказались бы менее настойчивыми и согласились бы с городскими чиновниками, то акции памяти жертв политических репрессий у Соловецкого камня (которая наверняка сильно раздражает людей из здания поблизости) больше не было бы никогда. Это было бы постыдным не только перед 40 тысячами расстрелянных, но и перед Арсением Борисовичем, целью жизни и деятельности которого стало восстановление памяти о них.

И сегодня, 29 октября, еще можно успеть попасть к Соловецкому камню, получить у мемориальцев листок бумаги с перечнем из нескольких имен, отстоять длинную очередь к микрофону (очень хорошо, что она длинная и не иссякает уже 11 лет) и зачитать вслух эти имена.

Вечная память безвинным жертвам террора, светлая память Арсению Борисовичу Рогинскому!

Оригинал

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment