?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

19 июня 2003 года оперативники генпрокуратуры явились в московскую квартиру Алексея Пичугина, сотрудника среднего звена службы безопасности нефтяной компании ЮКОС. Это случилось в год, когда гендиректор компании Михаил Ходорковский публично обвинил президента России Владимира Путина в том, что в его правительстве процветает коррупция, а также финансировал независимые СМИ, неправительственные организации и оппозиционные партии.

О том, что с тех пор Пичугин сидит в тюрьме уже 15 лет, и конца его сроку не видно, Западу напомнил Владимир Кара-Мурза. Известный журналист, заместитель председателя движения «Открытая Россия», основанного Ходорковским, и председатель «Фонда свободы» Бориса Немцова опубликовал в The Washington Post статью, в которой напомнил: арест Пичугина ознаменовал начало «дела ЮКОСа» — кампании, тщательно оркестрованной из самых верхов российского правительства. В результате которой непокорные руководители самой успешной частной компании России оказались кто — в тюрьме, кто — в изгнании; на фальсифицированных торгах активы ЮКОСа перекачали государственному нефтяному конгломерату, который теперь возглавляет один из бывших коллег Путина по КГБ Игорь Сечин, а председателем является бывший канцлер Германии Герхард Шредер.

Суды Великобритании, Швейцарии, Нидерландов и других западных стран пришли к выводу, что судебное разбирательство по делу ЮКОСа имело политическую подоплеку.

«Арестом Пичугина власти предупреждали Ходорковского, что ему следует покинуть Россию, — пишет Кара-Мурза. — Он этого не сделал — ни тогда, ни после ареста в июле 2003 года его главного помощника Платона Лебедева. В октябре 2003 года и сам Ходорковский был арестован ФСБ, когда его самолет стоял на заправке в Новосибирске.

Ходорковский и Лебедев, признанные Amnesty International узниками совести, провели в заключении более десяти лет, и были освобождены в результате длительного международного давления в преддверии Олимпиады в Сочи.

А Пичугин по-прежнему находится за решеткой. По данным правозащитного центра «Мемориал», он находится в заключении дольше всех российских политзаключенных. Только в сталинские времена бывали подобные приговоры. На закате советской эпохи даже самые видные диссиденты — такие, как Мустафа Джемилев или Владимир Буковский — отбывали меньшие сроки.

Но Пичугин — не диссидент. Он, как писала его мать в письме Путину, «абсолютно частный человек, который не собирался ни с кем бороться, не говоря уже о том, чтобы заниматься политикой. … Мой сын виноват только в одном: он работал в ЮКОСе».

Официально Пичугин был приговорен к пожизненному заключению за «организацию убийств». Основные свидетели обвинения впоследствии отказались от своих показаний, заявив, что дали их под давлением следователей, обещавших сократить их приговоры. На суде не было представлено никаких фактических доказательств его вины. Европейский суд по правам человека дважды постановил, что российские власти нарушили презумпцию невиновности Пичугина и его право на справедливое судебное разбирательство. Но в обоих случаях российские суды оставили приговор без изменений.

Прокуроратура хочет от Пичугина одного – чтобы он дал ложные инкриминирующие показания против Ходорковского и бывшего вице-президента ЮКОСа Леонида Невзлина, живущих сейчас за пределами России. «Все эти пятнадцать лет ключ к свободе у Пичугина в руках: все, что ему нужно сделать, это дать ложные показания против меня и других руководителей ЮКОСа. Солги — и ты на свободе», — писал Ходорковский в декабре 2017 года в статья, опубликованной в The Wall Street Journal. — «Каждое день он, просыпаясь, знает, что предложение остается в силе. И каждый день отказывается его принять».

Так Пичугин остается в заключении. Он содержится в колонии строгого режима «Черный дельфин» на Урале. Дважды в год ему разрешено видеть через стекло мать и сыновей. Он никогда не видел своих внуков. Пьер Ив Ле Борн, специальный докладчик парламентской ассамблеи Европейского совета, назвал обращение российских властей с Пичугиным «равносильным моральным пыткам».

Но Пичугин подвергся не только моральным пыткам. Через четыре недели после ареста его доставили в Лефортово на допрос — и, вернувшись в камеру, он выглядел необычно. «Он был несобранным, подавленным, — вспоминает его сокамерник Игорь Сутягин. — Движения у него были ненормальные, как будто руки и ноги не сгибались». У него болела голова, кровяное давление было повышено, и наблюдались провалы в памяти.

Через несколько дней Пичугин почувствовал себя лучше, но допроса он не помнил, только как следователь предложил ему кофе. Предположительно, пытаясь выудить признательные показания, ему дали соответствующий препарат. Попытка провалилась. По сей день Пичугин отказывается признать свою вину или инкриминировать своих бывших начальников.

По данным «Мемориала», в настоящее время правительство России держит за решеткой 155 заключенных, осужденных по политическим и религиозным мотивам. Реальное число больше: составляя списки узников совести, организация использует достаточно жесткие критерии, сформулированные в резолюции 1900 (2012) парламентской ассамблеи Евросоюза. Но даже официальные данные сопоставимы с поздним советским периодом.

И это не просто цифры. За каждой стоят настоящие люди с настоящей жизнью, такие, как Алексей Пичугин, чью судьбу изменила раз и навсегда кампания Кремля по монополизации политической власти.

«Самое страшное для заключенного — мысль о том, что о нем забыли», — писал Ирвин Котлер, бывший министр юстиции Канады и один из ведущих правозащитников. Настало время международному сообществу вспомнить о забытых узниках и потребовать справедливости для тех, кто по-прежнему находится за решеткой — и в нарушение Европейской конвенции о правах человека, которую Россия подписала, и в нарушение российских законов», — написал Владимир Кара-Мурза.

Максим Рейдер, «Детали» — по материалам Washington Post

Источник

Tags:

Profile

Рис.А.Збуцкой
sivilia_1
Vera S. Vasilieva

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel