Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

«Мы должны гордиться тем, что наши дети способны на такие поступки»

Матери политзаключенных — о своих сыновьях (текст: Анна Ревоненко, «Открытая Россия»)

Алла Пичугина, мать Алексея Пичугина: «Я вообще могу его не дождаться»

Алексей Пичугин, бывший глава отдела внутренней экономической безопасности нефтяной компании ЮКОС, находится под стражей с 19 июня 2003 года. Двумя приговорами, в 2005 и 2007 годах, по статьям УК 162 (разбой) и 105 (убийство) осужден к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима. В ходе следствия и судебного процесса были многочисленные нарушения, которые позволяют считать, что вина Пичугина не доказана, а доказательства, послужившие основанием для приговоров — сфальсифицированы. Европейский суд по правам человека дважды удовлетворял жалобы осужденного и признавал, что при рассмотрении дела Алексея Пичугина были нарушены положения Конвенции прав человека и основных свобод. «Мемориал» признал Алексея Пичугина политическим заключенным.


Алексей Пичугин и Алла Пичугина. Иллюстрация: Юлия Салуданова

— Расскажите, каким Алексей был в детстве.

— Очень добрым и доверчивым. Я всегда переживала, что он очень открытый. Очень хороший мальчик был всегда, послушный. Учителя Алексея хорошо его помнят и до сих пор не понимают, как ему навешали такие обвинения. Просто страшно подумать. У него была цель с детства — стать военным. Когда поступал в училище, он был немножко полноват — начал бегать на стадионе, тут у нас рядом с домом, усердно готовился. И он добился своего — поступил, я даже с ним ездила тогда, не пустила его в Новосибирск одного. Когда поступил, я уехала, а он остался там. Приезжала к нему на выпускной из училища. Я гордилась своим сыном, служил он хорошо, всегда был в почете, грамота у него есть и даже медаль. Все было хорошо до некоторых событий. 15 лет прошло, а до сих пор в голове не укладывается.

— Когда вы виделись с Алексеем в последний раз?

— 23 июня. А теперь увижусь с ним 23 декабря. Через стекло ровно 4 часа, не разрешают дотронуться друг до друга. Для этих четырех часов я лечу в Оренбург, приезжаю накануне, общаюсь и тут же на самолет обратно. Езжу я обязательно с каким-нибудь сыном Алексея. Вот сейчас поеду со старшим сыном, билеты уже взяли.

— Вы часто переписываетесь?

— Я ему очень часто пишу, чуть ли не через день. Пишу обо всем: и о сыновьях, и о себе, и обо всех близких, чтобы он не скучал, чтобы знал, что мы с ним всегда, постоянно. И сыновья пишут, сестра моя пишет, племянница, все стараются поддерживать его. А сколько людей ему пишет — люди всех возрастов и из всех городов присылают слова поддержки. Если бы вы знали, сколько он получает поздравлений с днем рождения, сейчас скоро Новый год — он снова получит много писем. То есть не только мы, родные, а посторонние люди ему пишут. Люди понимают, что человек невиновен, что бы там ни говорили суды.

— Какой у него настрой?

— Он всегда правильно настроен. Он верит в справедливость и говорит: «Я невиновен, и я все равно выйду на свободу». Он считает, что добро обязательно победит зло. Это чувство у него постоянно, несмотря на то, что Верховный суд оставил в силе приговор, все равно он не теряет надежды. В меня это тоже вселяет оптимизм — я считаю, что все равно все решится положительно. Каким образом — я пока я не знаю. Два раза Европейский суд доказывал его несправедливое осуждение. Ну и что? Верховный суд все оставил как было. 19 числа было 14 лет и пять месяцев, как Алексея забрали. Уже столько слез выплакано за это время, я не знаю, как я еще живу, честное слово.

— Что бы вы хотели сказать матерям других политзаключенных?

— У этих женщин, как правило, есть надежда и есть определенный срок. Это надо ценить. Ты знаешь, что через какой-то определенный срок — через год, через пять лет, через десять лет — твой ребенок вернется домой. В моем случае заключение пожизненное, у меня этой надежды нет. Я вообще могу его не дождаться. Было бы хотя бы 20 лет, можно было бы УДО получить. Здесь УДО дается через 25 лет — он еще 15 лет не отсидел, только скоро будет. А УДО ждать еще десять лет, и неизвестно — дадут или нет. А дождусь ли я?

Написать письмо Алексею Пичугину можно по адресу:

461530, Оренбургская область, г. Соль-Илецк, ул. Советская, д. 6, ФКУ ИК-6 УФСИН России по Оренбургской области, Пичугину Алексею Владимировичу 1962 г.

Tags: pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment