Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

  • Mood:

Про политических заключенных (наболело!)

Вчерашний и сегодняшний дни я в качестве корреспондента портала "Права человека в России" провела на конференции "Тюремный вопрос: исследование как инструмент борьбы (Россия и Франция, 70-е и 2000-е годы)".

И с российской, и с французской стороны в мероприятии принимали участие необычайно интересные и весьма уважаемые люди. Попытка сравнительного анализа столь непохожего опыта оказалась чрезвычайно полезной, но об этом – в завтрашнем репортаже на HRO.org.

Сейчас же не могу удержаться от реплики в ответ на фразу руководителя Группы изучения правозащитного движения Алексея Смирнова, прозвучавшую в рамках дискуссии "Кого считать политзаключенным?"

Г-н Смирнов, рассказав о последних политзаключенных советских лагерей, освобожденных по решению Михаила Горбачева (в том числе и о личном опыте), признался, что путинское правление его вполне устраивает, что в целом всё очень даже неплохо. Тезис о современных политзаключенных отмел. И, в частности, заявил, что его коробит присутствие в музее А.Д. Сахарова (где проходила конференция) портрета Алексея Пичугина. "Какой Пичугин политзаключенный? – возмутился г-н Смирнов. – Политзаключенный – это я", – добавил он. И предположил, что наличие в музее вышеозначенного портрета обусловлено – ни много ни мало – ... взяткой со стороны компании "ЮКОС".

После подобного "тезиса", который правильнее было бы назвать безосновательным выпадом, продолжение дискуссии потеряло для меня всякий смысл, и я покинула зал до окончания выступления А. Смирнова.

Теперь же хочу внести некоторую ясность в свою позицию.

Да, я соглана, что те, кого принято сейчас называть политзаключенными, разительно отличаются от политзеков советских времен. Последние, как правило, поплатились за свои антисоветские убеждения, иногда – за попытку публично заявить о них. Большинство же нынешних политзаключенных изначально пострадали не за убеждения и действия против властей, а потому, что на то была политическая воля свыше. Например – ученые-"шпионы", тот же Алексей Пичугин (про Ходорковского этого однозначно сказать нельзя, его общественная и политическая деятельность, на мой взгляд, была если не основной, то дополнительной причиной ареста). И с данной точки зрения их правильнее было бы называть не политзаключенными, а жертвами политических репрессий.

В то же время отказ Алексея Пичугина давать лживые показания против себя, против руководства "ЮКОСа" – несмотря на жестокое психологическое и физическое давление, – в полной мере можно назвать актом гражданского сопротивления государственной репрессивной системе. И с такой точки зрения применение термина "политический заключенный" оправдано.

А впрочем – не заигрались ли мы с терминами?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments