?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

5 декабря 2016 года в Международном "Мемориала" в Москве была представлена книга Сергея Кропачева и Александра Селицкого "Мартиролог поляков Кубани. Репрессированные в ходе "польской операции" НКВД 1937-1938 годы".

В этом издании собраны краткие биографические данные 1078 человек, которые сопровождаются фотографиями из семейных архивов.

По данным "Мемориала", в 1937-1938 годах в рамках "польской операции" НКВД в Краснодарском крае были арестованы 1916 человек, более 90 процентов были приговорены к расстрелу. Также был закрыт католический костел, уничтожено близлежащее кладбище, разрушены культурная и религиозная жизнь польской общины края.

Как пояснил член правления Международного "Мемориала" Борис Беленкин, этой презентацией открывается цикл мероприятий, приуроченных к 80-летию Большого террора в 2017 году.

По словам руководителя Польского национально-культурного центра "Единство" в Краснодаре Александра Селицкого, этот мартиролог – только первый шаг. Впоследствии авторы намерены его расширить, чтобы имена всех репрессированных были восстановлены и собраны.

Издание открывается предисловием польского историка Херонима Граля на русском и польском языках. За предисловием следует введение, также на русском и на польском. Это историографическая подборка, где приведены данные об истории поляков до и в ходе репрессий. Период до репрессий описал Александр Селицкий, а события в ходе Большого террора – председатель правления Краснодарского краевого общества "Мемориал" историк Сергей Кропачев.

Председатель правления Международного "Мемориала" Арсений Рогинский напомнил, что такое "польская операция" НКВД 1937 года. "Базой для нее послужил приказ, который был подписан Ежовым 11 августа 1937 года и вместе с закрытым письмом "О фашистско-повстанческой, шпионской, диверсионной, пораженческой и террористической деятельности польской разведки в СССР" был разослан во все местные органы НКВД.

Как подчеркнул историк Арсений Рогинский, самое важное в этом приказе – перечень контингента, который подлежал аресту.

"Первая часть – это "выявленные в процессе следствия и до сего времени не разысканные активнейшие члены ПОВ по прилагаемому списку". ПОВ – это Польская военная организация, вокруг которой чудовищный миф был создан НКВД.

Вторая разновидность контингента – "все оставшиеся в СССР военнопленные Польской армии". Это была группа поляков, не вернувшихся с советско-польской войны 1919-1920 годов. Несколько тысяч человек.

Третья категория – огромная: "перебежчики из Польши, независимо от времени перехода их в СССР". На протяжении двух советских десятилетий было много перебежчиков из Польши в СССР. К середине 1930-х их в основном брали на учет, рассылали в разные места Советского Союза и где-то пристраивали на работу.

Четвертая категория – "политэмигранты и политобмененные из Польши". Пятая – "бывшие члены Польской Социалистической партии и других польских политических партий".

Шестая – громадная категория: "наиболее активная часть местных антисоветских и националистических элементов польских районов". Польское население в Советском Союзе было огромное. Например, на Украине и в Белоруссии к началу Большого террора функционировало еще более 150 польских сельсоветов.

В результате всего по "польской операции" в Советском Союзе было арестовано более 143 тысяч человек, 139 835 были осуждены, 111 тысяч были приговорены к расстрелу.

Это необычайно высокий процент осужденных к расстрелу. Но в отличие от другого приказа, о так называемой "кулацкой операции", где сверху спускались твердые лимиты – сколько человек арестовать всего, сколько человек осудить к расстрелу, а сколько человек осудить к лагерям, – здесь такого не было. Здесь инициатива этого принадлежала местным руководителям. И поэтому в одних регионах по "польской операции" осуждали 65 процентов к расстрелу, а в Краснодарском крае – 94 процента".

Как пояснил историк Сергей Кропачев, главным источником мартиролога послужили восемь Книг памяти жертв политических репрессий Краснодарского края, которые Краснодарский "Мемориал" издает с 2005 года, а собирает материал для них – с 1987 года.

"Известно, что на Кубани было репрессировано 1916 поляков, точнее, тех, кто проходил по "польской операции" НКВД. Когда мы начали исследовать Книги памяти, то нашли около половины, 46 процентов.

Хотя львиная доля – это те, чьи имена опубликованы в Книгах памяти, мы нашли и другие следы. Это семейные архивы. Частично мы извлекли материал и из публикаций начала 1990-х годов", – сообщил эксперт.

Он также рассказал о четырех списках, на основе которых формировался мартиролог:

"Первый скорбный список – это поляки, которые проходили по "польской операции". Второй список – это не поляки, но они тоже прошли по "польской операции", были арестованы как "польские шпионы". Это представители 19 национальностей. Третий список – это те поляки, которые были арестованы до и после 1937 года. Наконец, четвертый список мартиролога – это поляки, которые проходили по другим национальным делам: по немецкому, литовскому и так далее. Всего более 1000 фамилий. Все эти люди – так называемые "польские шпионы". Половину фамилий еще предстоит выяснить. Это работа для следующего тома".

Сергей Кропачев отметил тотальный и необычайно жестокий характер, которым отличалась "польская операция" в Краснодарском крае. Он привел данные, которые говорят сами за себя:

"В 1926 году в Кубанской области проживало 7500 поляков. В 1938 году – около 4000. За 13 лет польское население уменьшилось в два раза. Практически все, кто был репрессирован и расстрелян, это были мужчины в трудоспособном возрасте, которые имели, как правило, высшее или средне-специальное образование. Многие из них были на руководящих постах, следователи НКВД разоблачали "заговоры" в стекольной промышленности, в других промышленностях, где руководителями были поляки.

Выявление поляков происходило разными путями, в том числе и по адресным книгам. Следователи буквально выписывали польские или похожие на польские фамилии из домовых книг, и людей арестовывали. Если до переписи 1939 года мужское население превалировало среди поляков, то в 1939 году мужчин оказалось в полтора раза меньше, чем женщин. Это прямое следствие "польской операции".

В свою очередь, посол Польши в России Влодзимеж Марчиняк отметил большое значение вышедшей в свет книги. Хотя издание включает имена репрессированных в ходе "польской операции" только в Краснодарском крае, тем не менее, по мнению Влодзимежа Марчиняка, оно "создает некоторое представление о том, чем "польская операция" была". Кроме того, поскольку "польская операция" стала первой в своем роде, она, как сказал посол, была в какой-то степени "образцовой" для всех остальных.

"Значение этой операции состояло не только в том, что людей убивали. Целью операции НКВД было и уничтожить, разрушить память. Память – это очень важный фактор любой общественной жизни. В каком-то смысле эта операция долгие годы могла казаться успешной. Процесс десталинизации прошел, а эффект забвения существовал. Поэтому такого рода работа, которая проведена авторами, очень важна", – резюмировал Влодзимеж Марчиняк.

Фоторепортаж Веры Васильевой, HRO.org

Оригинал на портале HRO.org: http://hro.org/node/25673

Profile

Рис.А.Збуцкой
sivilia_1
Vera S. Vasilieva

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel