Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Алексей Пичугин, арестант "Лефортово"

Бывший сотрудник компании "ЮКОС" Алексей Пичугин, признанный Правозащитным центром "Мемориал" (Москва) политическим заключенным, содержится в камере московского СИЗО Лефортово немногим более месяца. Портал HRO.org собрал информацию о посещениях Пичугина общественными наблюдателями ОНК.

Людмила Альперн – член Общественной наблюдательной комиссии Москвы, контролирующей соблюдение прав человека в местах принудительного содержания столичного региона. Наряду с коллегами она неоднократно посещала Алексея Пичугина, как и других заключенных в следственных изоляторах Москвы.

Алексей Пичугин был этапирован в "Лефортово" из колонии "Черный дельфин" города Соль-Илецк Оренбургской области, предназначенной для осужденных к пожизненному лишению свободы.

После допроса в качестве свидетеля 13 июля 2016 года, в ходе которого политзаключенный отказался давать какие-либо показания, следственных действий с ним пока не проводилось.

Со своими адвокатами заключенный встречается один или два раза в неделю. Известно, что СИЗО "Лефортово" испытывает нехватку комнат для встреч сидельцев с защитниками.

Об остроте этой проблемы можно судить хотя бы по тому, что адвокаты вынуждены каждую пятницу бросать жребий, определяющий, кто в какой день и час получает свидание со своим подзащитным.

Только после того, как в данный день СИЗО посетят все по жребию, в оставшееся время становится возможным пройти по "живой очереди".

Тем большее значение в такой ситуации приобретает гражданский контроль в лице ОНК. В годы суда и следствия по одиозному "делу Пичугина" ОНК еще не существовало. Теперь, благодаря правозащитникам, наши места лишения свободы стали более прозрачными для общественного контроля, и эту деятельность Алексей Пичугин оценил весьма высоко.

"Благодарность Зое Световой, Людмиле Альперн, Елене Масюк, Еве Меркачёвой, Анне Каретниковой, всем членам ОНК за внимание и участие, за доброе и искреннее отношение!.. Всем, всем – низкий поклон и уважение за то нужное, трудное, благородное дело, которому они отдают свое время, здоровье, силы! Спасибо им вновь и вновь!", – написал он в одном из писем.

Алексея Пичугина также посещали член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Мария Каннабих и Андрей Бабушкин, возглавляющий в СПЧ комиссию по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы.

"Несмотря на "особые меры предосторожности" (с которыми до этого там мы не сталкивались, хотя посещали и другого пожизненника –Тихонова), наша встреча [с Пичугиным] оказалась очень душевной. Он был нам явно рад, и даже пять конвоиров, которые в ряд по двое стояли между нами, не стали помехой. Их как будто и не было. Точнее, они и сами эмоционально в этом участвовали – улыбались, и т. д.", – описывает Людмила Альперн одну из встреч с Пичугиным в "Лефортово".

"Трудно определить настроение Алексея. Обычно мы можем подходить довольно близко к арестантам, сидеть на соседних шконках, довольно долго беседовать и обсуждать их проблемы. Здесь мы заходим с усиленным конвоем, между нами стоят несколько человек, говорим недолго. Нам он рад, обычно приветлив, иногда улыбается", – также замечает она.

В камере у Алексея Пичугина соседей нет – согласно закону, осужденный не может содержаться совместно с подследственными.

Телевизора в помещении пока нет тоже (равно как и холодильника, о предоставлении которого, как поясняет Людмила Альперн, Алексей должен написать заявление). Нет и свежей прессы – на нее осужденный еще не подписался. Зато политзаключенный активно пользуется местной библиотекой, читает художественную литературу.

Алексей Пичугин неоднократно особо подчеркивал, что ни жалоб на условия содержания, ни каких-либо других претензий к администрации СИЗО у него не имеется.

Сколько еще Пичугин пробудит в "Лефортово", ни ему, ни его защите не известно.

В этой ситуации неопределенности большой моральной помощью служат письма. Как и другим сидельцам, Алексею очень важно знать, что его не забыли.

В "Лефортово" почему-то нет "ФСИН-письма" – сервиса, позволяющего писать электронные сообщения за решетку. Но принимаются без ограничения бумажные письма.

Они остаются одной из очень немногих ниточек, связывающих человека с внешним миром. И не так уж важно, о чем вы пишете. В любом случае, когда заключенный читает письмо поддержки с воли, он в это время "не сидит за решеткой".

СМ. справку Правозащитного Центра "Мемориал" (Москва) по делу Алексея Пичугина.

СМ. подробнее о деле Пичугина специальный раздел портала "Права человека в России" (HRO.org)

Вера Васильева

Оригинал на портале HRO.org

Tags: pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments