?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

HRO.org публикует вторую часть интервью Валентина Данилова, которое он дал Вере Васильевой, о роли Общественных наблюдательных комиссий в реформе судебной и пенитенциарной системы. Реформа судебной системы должна начаться со справедливого правосудия в отношении зэков, отбывающих наказание. И ключевую роль в этом должны сыграть ОНК, считает Валентин Данилов.

Первая часть  интервью с ученым вышла на нашем портале 26 апреля 2016 года.

Валентин Данилов. Фото  Валерия Титиевского sib.fm

Валентин Данилов. Фото  Валерия Титиевского sib.fm

Валентин Данилов:

Предотвращение пыток

В Европе при общественном контроле за условиями отбывания наказания в тюрьмах особенное внимание уделяется пыткам. В России в тюрьмах отбывает наказание очень малая часть осужденных, в этом у нас своя специфика. Подавляющая часть отбывает наказание в виде лишения свободы в конвойных исправительных учреждениях общего и строгого режимов. Условия отбывания наказания в исправительных колониях (ИК) общего и строгого режима мало отличаются друг от друга, если посмотреть на соответствующие статьи УИК РФ. В ИК строгого режима отбывают наказание лица, совершившие тяжкие или особо тяжкие преступления и приговоренные к большим срокам лишения свободы – шесть и более лет. Если закон о поэтапном смягчении условий отбывания наказания (перевод из конвойных колоний в колонии-поселения), согласно статье 78 УИК РФ, будет исполняться, то есть уменьшится время пребывания осужденного в исправительном учреждении конвойного типа, то тем самым уменьшится количество эксцессов – пыточных событий. В этом специфика борьбы с пытками в российской пенитенциарной системе – борьба за строгое исполнение законодательства в части перевода из ИК в КП (колонию-поселение).

Сразу численность в исправительных колониях упадет в два раза. И будет уже не два метра на человека в спальном помещении, а четыре. Это уже почти европейский стандарт. И ни в коем случае не надо делать тюрьмы. Правильно общественность выступила резко против предложений о строительстве тюрем, где осужденные содержались бы в камерах. Это в Европе мало пространства, и осужденных можно изолировать только с помощью тюремных стен. В России, слава Богу, места много, изолировать можно с помощью расстояния, никакие стены не нужны.

Есть такая поговорка: если хочешь узнать страну, посети в ней два места – тюрьму и кладбище. Кладбище – это мера материального достатка и показатель того, как относятся к предкам. А тюрьма показывает, насколько соблюдаются права человека. Прав там немного, и если даже они не соблюдаются, то в отношении свободных людей и говорить нечего.

Борьба за справедливый суд должна начинаться с мониторинга судебных решений в отношении осужденных при справедливом исполнении наказания. Одни и те же районные судьи разрешают вопросы и для осужденных при переводе их из ИК в КП, а в последующем на УДО (условно-досрочное освобождение), и для свободных граждан по другим вопросам. Если удастся добиться безупречных – справедливых – решений судей в отношении осужденных, тем больше шансов, что судьи будут руководствоваться законом и совестью и для свободных граждан.

 

Уменьшение рецидива

Когда у нас в полную силу заработает исправительная система, должен уменьшиться и рецидив. Согласно практике, полученной в Красноярском крае, если осужденный был переведен из исправительной колонии общего или строгого режимов в колонию-поселение, а потом на УДО, то рецидив в этом случае в два раза меньше. Возможное объяснение этого факта состоит в том, что за время нахождения в колонии-поселении он адаптировался к условиям на воле, подзаработал денег. Ему проще найти место в жизни после освобождения. Не говоря уже о тех случаях, когда некоторые уже после освобождения остаются на постоянное место жительства в муниципальном образовании, где была расположена КП.

 

После освобождения

Что такое ресоциализация осужденных, как задумал мудрый законодатель? Попадает в колонию человек, не имеющий трудовых навыков. Ему говорят: "Поскольку ты ничего делать не умеешь, кроме как воровать и грабить, то мы дадим тебе рабочую специальность. Какую ты хочешь получить?" Есть профессия сварщика – очень востребованная специальность, есть водителя, столяра и другие. В конвойных колониях развернута сеть вечерних школ, профессионально-технические училища, они дают образование и рабочие профессии. Созданы центры трудовой адаптации в промзоне колонии, где осужденные эти трудовые навыки могут закрепить на практике. Не просто теоретические знания, а получить практический опыт.

Получается строгая система. Одну третью часть срока осужденный отбывает в колонии и получает профессию, если ее нет. Предпринимателям ведь нужны рабочие руки. Они вкладывают деньги в оборудование ПТУ в колонии, в станки и во всё остальное, потому что там для них готовят кадры. Но самим со своим производством им в зону идти незачем.

Незачем, поскольку через 1/3 часть срока осужденный переходит в колонию-поселение, а там уже есть предприятия этого предпринимателя. Он обученных работников берет на работу, он вложил в это обучение деньги, обучил их и знает каждого. В конвойной колонии осужденный заработать много не сможет, там нет условий для производства, а в КП он начинает получать хорошие деньги согласно количеству и качеству произведенного продукта.

Когда говорят, что зэк не хочет работать – это редкий случай, потому что занятость и хорошая работа делают человека полноценным.

У того же предпринимателя могут быть предприятия и по постоянному месту жительства осужденного, и когда он освободится по УДО (согласно статье 79 УК РФ) после отбытия еще 1/3 срока в КП, то может продолжить работу на того же предпринимателя, не нужно даже ее искать. Таким образом получается, что он сразу включается в производственную цепочку, начиная еще с конвойной колонии, он знает, где и как будет работать.

Но есть одна тонкость. Всё это нужно организовать. УФСИН этого сделать в одиночку без участия региональной власти не может, а губернатору в регионе никто не сказал, что он должен обеспечивать занятость этих зэков.

Законы хорошие, а механизмы их реализации не отлажены. Есть идеи, как это можно исправить. В Совете по правам человека и развитию гражданского общества на постоянной комиссии по содействию развития уголовно-исполнительной системы (ПК-10, ее руководитель – Андрей Владимирович Бабушкин) рассматривался один из путей включения региональной власти в работу пенитенциарной системы. Речь идет о том, чтобы вопрос занятости осужденных стал предметом совместного ведения УФСИН и губернаторов. Сейчас эффективность работы губернаторов оценивается по 12 пунктам (согласно Указу президента РФ №1199 от 21 августа 2012 года). Мы просим, чтобы в перечень вопросов, по которым оценивается работа губернатора, был включен пункт об обеспечении занятости осужденных.

Потому что осужденный в колонии-поселении – тоже гражданин, он тоже население. По всей вероятности, благодаря решению ЕСПЧ, он в скором времени может стать и избирателем, то есть частью электората, за голоса которой губернатор должен бороться. Значит логично, что губернатор должен содействовать и нести ответственность за заработную плату осужденных в КП и их занятость. Уровень безработицы нужно рассчитывать не только по тем людям, которые на свободе, но и по осужденным в колониях-поселениях.

Как губернаторы будут решать эту задачу, им виднее. Все инструменты у них имеются, конечно, они должны заинтересовать и создать соответствующие условия для бизнеса. Зэк не пойдет в колонию-поселение, если там нет работы. По закону, для перевода из ИК в КП зэк должен дать письменное согласие на этот перевод. По этому показателю (сколько человек отбывает наказание в ИК, а сколько в КП) эффективность работы губернатора можно будет легко оценить. Соотношение должно быть близко к 1:1.

Не надо создавать никаких центров адаптации после освобождения, что сейчас является модным трендом. Это уже поздно, доктор. Надо начинать готовить осужденного к вольной жизни еще в конвойной колонии, а самое главное – обеспечить ему занятость в колонии-поселении. И строго соблюдать порядок отбывания наказания: 1/3 срока в ИК (с учетом следственного изолятора, СИЗО), 1/3 в КП, а затем УДО.

Квотируется же иностранная рабочая сила. Москву можно сделать идеально чистой, сколько москвичей сидит в ИК. Сажать деревья, ремонтировать дороги, убирать улицы – прекрасная работа для поселенцев. Такой опыт есть в Красноярске, где по договору между муниципалитетом и ГУФСИН поселенцы широко задействованы в работах по благоустройству города. Существующие расценки на выполнение таких работ для многих поселенцев вполне приемлемы.

Некоторые люди возмущаются: как так, будут какие-то зэки ходить среди нас. Во-первых, осужденные не за все преступления будут переводиться в КП, расположенные в мегаполисах. Во-вторых, они уже отбыли положенную часть наказания в конвойной колонии. А в-третьих, у нас оказаться за решеткой гораздо легче, чем многие думают. Каждый может там оказаться. Этот вопрос надо просто разъяснять. Это такие же граждане, просто у них другая судьба.

Конечно, будут какие-то проблемы, какие-то эксцессы. Но я не уверен, что их станет больше.

 

О мотивации

Почему у меня есть мотивация заниматься вопросами справедливого исполнения наказаний и справедливого суда в отношении осужденных в первую очередь? Если бы кто-то сделал это до меня, то я бы смог воспользовался этим результатом. А поскольку этого никто не сделал, то получилось, что я должен сделать это для следующих. Думай о других, тогда кто-то сделает для тебя. В конце концов, ничего не падает с неба. Всё делается своими руками.

Мы завидуем, какое на Западе общество, какие там справедливые суды. Так они же всё это сделали. Перефразируя слова классиков: Европа нам точно не поможет.

Что касается моего дела, то вот уже 12 лет в ЕСПЧ рассматривают мою жалобу жалобу. В этом году исполняется 25 лет, как мы вступили в Совет Европы. Я не думаю, что от этого вступления мы что-то существенное получили. Хотя смертную казнь применять перестали.

Не так давно, в 2008 году, вышел федеральный закон о региональных Общественных наблюдательных комиссиях (ОНК), в задачу которых входит мониторинг соблюдения прав и свобод лиц, находящихся в местах принудительного содержания, что включает в себя и места лишения свободы. Что немаловажно – в задачу данных комиссий входит содействие лицам, содержащимся в этих местах. Я считаю, что принятие этого закона крайне важно.

Очевидно, что самым главным правом является право на жизнь, но, безусловно, второе по значимости – право на справедливое отбывание наказания и своевременное получение свободы. Лишение свободы по тяжести наказания является вторым после смертной казни. Поэтому и основной задачей ОНК, на мой взгляд, является содействие лицам в переводе из ИК в КП, и в дальнейшем – в получении УДО. Для этого необходимо обеспечить гласность выносимых судьями решений по этим переводам, сделать достоянием общественности оценку их справедливости и законности.

По мере возможности я пытаюсь это донести до членов ОНК. Дело в том, что на практике суды по вопросам перевода в КП и получения УДО проводятся на территории ИК, где кроме адвокатов и членов ОНК возможности присутствовать на судебном заседании ни у кого нет. У ОНК есть возможность от лица общественности обеспечить публичность этих заседаний и размещать соответствующие постановления судей на сайте ОНК в Интернете. Безусловно, такой общественный контроль скажется на справедливости выносимых судебных решений.

Стараюсь принимать активное участие в работе круглых столов и конференциях, где обсуждаются вопросы, касающиеся справедливого исполнения наказаний.

 

О себе

У меня есть претензии к исполнительной системе, потому что я еще в 2007 году должен был быть переведен из колонии строгого режима в колонию-поселение.

Позволю себе процитировать Уголовно-исполнительный кодекс России. Часть 2 статьи 78 УИК РФ гласит:

"Положительно характеризующиеся осужденные могут быть переведены для дальнейшего отбывания наказания:

<...>

г) из исправительных колоний строгого режима в колонию-поселение – по отбытии осужденными не менее одной трети срока наказания; осужденными, ранее условно-досрочно освобождавшимися от отбывания лишения свободы и совершившими новые преступления в период оставшейся неотбытой части наказания, – по отбытии не менее половины срока наказания, а осужденными за совершение особо тяжких преступлений – по отбытии не менее двух третей срока наказания".

Пункт "г" введен Федеральным законом от 08.12.2003 N 161-ФЗ.

Я слабо представляю, как можно человека, совершившего убийство или другое особо тяжкое преступление, характеризовать положительно. Скорее это просто фигура речи, нужно было просто сказать: не являющиеся признанными злостными нарушителями режима (то есть не отбывающими наказание в отрядах строгих условий содержания). Любой человек, знающий правила русского языка на "удовлетворительно", четко ответит, что ранее не отбывавшие наказания осужденные могут быть переведены из ИК строгого режима в КП по отбытии не менее 1/3 срока. И только знающие правила русского языка на "неудовлетворительно" скажут, что такая категория осужденных для перевода в КП должна отбыть не менее 2/3 срока. Очевидно, что судья, придерживающийся точки зрения "2/3", не удовлетворяет квалификационным требованиям для работы в должности судьи.

Я как-то внимательно не вчитывался в текст закона о переводе из ИК в КП, но потом, в 2011 году, из Центра содействия реформе уголовного правосудия мне сообщили о прецеденте перевода из ИК строго режима в КП после отбытия 1/3 срока. Прочитав статью, я лично убедился в правоте осужденного и подал ходатайство о переводе в КП.

В это время я находился в межобластной тюремной больнице КТБ-1 (Краевой туберкулезной больнице-1 Красноярска). Под разными предлогами заседание судьей В. Г. Паниным Железнодорожного райсуда переносилось и было назначено только тогда, когда меня этапировали из КТБ-1 в ИК-17. После этого он с легким сердцем вынес постановление о неподсудности рассмотрения ходатайства, так как ИК-17 находится в Советском районе города Красноярска. Сразу по прибытии в ИК-17, буквально после нескольких часов пребывания в карантинном отряде мне наложили взыскание в виде одних суток в штрафном изоляторе (ШИЗО). После чего судья Советского районного суда В. В. Фадеев отказал мне в переводе в КП, так как я имею действующее взыскание.

Данное решение никак нельзя считать справедливым и вынесенным на основании закона. Во-первых, в своем постановлении он ссылается на пресловутые отбытые 2/3 срока, что уже говорит о его ошибочной трактовке статьи 78 УИК РФ. Во-вторых, в части 3 статьи говорится:

Не подлежат переводу в колонию-поселение:

а) осужденные при особо опасном рецидиве преступлений;

б) осужденные к пожизненному лишению свободы в случае замены этого вида наказания в порядке помилования лишением свободы на определенный срок;

в) осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы;

г) осужденные, не прошедшие обязательного лечения, а также требующие специального лечения в медицинских учреждениях закрытого типа;

д) осужденные, не давшие согласия в письменной форме на перевод в колонию-поселение.

И этот список из пяти пунктов исчерпывающий, то есть нет указания, что и в иных случаях осужденному может быть отказано в переводе – за исключением отбывающих наказание в ОСУС (отряде строгих условий содержания), которого нет в КП.

Судья Фадеев не сослался ни на один из этих пунктов, а я не только не отбывал наказание в ОСУС, но вообще был на облегченных условиях.

В-третьих, наличие действующего взыскания ограничивает только перечень возможных поощрений для осужденного (единственное поощрение, которое может получить осужденный с действующим взысканием – это снятие ранее наложенного взыскания) и никак не ограничивает его права на перевод в КП или УДО.

Более того, осужденный, даже отбывающий наказание в ШИЗО, может быть переведен в КП и продолжить отбывать наказание – только уже в ШИЗО КП. Взыскание имеет своей целью принудить осужденного к выполнению правил внутреннего распорядка и никак не ограничивает его прав по части перевода в КП и УДО. Представьте себе, что осужденный находится в ШИЗО или в ОСУС и наступает конец срока, его что, не освободят, пока не отбудет наложенное взыскание?

Более того, судьи Красноярского краевого суда Сурначёва И. П, Пугачёва Т. М. под председательством судьи Синякова В. П. своим кассационным определением утвердили постановление судьи Фадеева и, как это ни странно, даже посчитали меня не характеризующимся положительно, в то время как я отбывал наказание в облегченных условиях. По их мнению, осужденные, не характеризующиеся положительно, тем не менее могут отбывать наказание в таких условиях? Однако. Уж чем-чем, а своей совестью эти судьи точно не руководствовались, что и отразилось в их судебном документе.

Именно эти примеры и составляют суть моего предложения. ОНК должны посещать судебные заседания, где разрешаются ходатайства осужденных о переводе из ИК в КП, и размещать постановления судей в открытом доступе в Интернете на сайте ОНК.

Убежден, что такая публичность судов приведет к тому, что судьи начнут выносить свои решения, руководствуясь законом и совестью, то есть суды станут справедливыми.

Как это ни парадоксально звучит, но реформа судебной системы должна начаться со справедливого правосудия в отношении зэков, отбывающих наказание. И ключевую роль в этом должны сыграть Общественные наблюдательные комиссии.

Вера Васильева

Оригинал на портале HRO.org

Profile

Рис.А.Збуцкой
sivilia_1
Vera S. Vasilieva

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel