Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

Блогер Виктор Казаков о Соль-Илецке, "Черном дельфине" и Алексее Пичугине

Тюрьма – ориентир центра города Соль-Илецка. Официальное название – ФКУ ИК-6 УФСИН (Федеральное казённое учреждение "Исправительная колония №6 Управления Федеральной службы исполнения наказаний") России по Оренбургской области. Мощные стены её корпусов серого, красного и белого цветов хорошо видны почти отовсюду, в том числе, с пляжей солёных озёр.

Собственно, сам город Соль-Илецк прославился на весь мир не своим необычным курортом или соледобычей, а тем, что в его самой "передовой" в России тюрьме особого режима отбывает жизнь по фальшивому обвинению последний узник Путина из ЮКОСа Алексей Пичугин. Было разбирательство в Страсбургском суде, было решение. Европейский суд по правам человека постановил, что осужденный был лишён права на справедливое судебное разбирательство и своим решением потребовал отмены приговора и возвращения дела на стадию предварительных слушаний. Кроме прочего, обязал российские власти выплатить Пичугину 9,5 тысячи евро компенсации.

Но наш Верховный суд – Наш Верховный суд. Он наплевал на постановление ЕСПЧ и Конституцию собственной страны и отказался отменить приговор и выполнять другие пункты решения. Согласно Конституции Верховный суд не может не выполнить решение ЕСПЧ – он обязан его выполнить. Причём этот плевок был сделан ещё до раздрая Путина с цивилизованным миром из-за Украины – в октябре 2013-го; правда, как известно, уже тогда Путин находился вне конституционного поля, сидел на третьем сроке в президентском кресле (с мая 2012-го). Это позорное обстоятельство и привело Соль-Илецк к всемирной славе.

Какая она, самая прославленная образцовая тюрьма для лишённых свободы пожизненно, с которой тюремное начальство страны предлагает брать другим тюрьмам пример?

Административное здание(в центре) и здание гостиницы тюрьмы с магазином

Во дворике административного здания тюрьмы, где народ позировал на фоне дельфинов, ко мне подошёл в форменной одежде тюремщик, очевидно, по его мнению, я слишком приблизился к зданию, и сказал мне, что здесь находиться нельзя, фотографировать тоже, здесь режимный объект. Видя его вполне нормальное ко мне отношение, я стал спрашивать его о сидельцах, на сколько мест для пожизненных тюрьма рассчитана и сколько их в ней сейчас. Я действительно тогда практически ничего не знал о тюрьме знал только, что она одна из пяти российских тюрем для тех, кому смертную казнь ввиду моратория заменяют пожизненным сроком и что она самая большая из них. Его ответ, конечно, был ожидаем: "Объект режимный, вся информация закрыта". Не ответили мне на этот вопрос и в соль-илецком музее, сославшись на закрытость администрации объекта. Но зато с гордостью рассказывали, что здесь останавливались выдающиеся поэты Алексей Плещеев и Тарас Шевченко, когда в середине 19 века за крамолу были сосланы царским правительством в Оренбургский край.

Тюрьма – ещё одна достопримечательность Соль-Илецка, та самая главная достопримечательность "культурного" Соль-Илецка, которая поражает больше всего.

Слово "Исправительная" применительно к смертникам умиляет своим цинизмом особенно.

Но в отличие от арбузной, к этой достопримечательности не привыкается совсем. Когда побываешь здесь, возле самой тюрьмы смертников, поприсматриваешься к жизни в непосредственной близости от её стен, ни горячее солнышко, ни комфортное купание в озёрах, в которых невозможно утонуть, ни арбузный рай, ни учтивость и обходительность хозяев, у которых живёшь, ни самый решительный настрой на отдых, ничто не может уже заставить тебя абстрагироваться от не покидающих рассудок дум о жуткой нечеловеческой реальности, сущей в твоей стране: ожившего среди курортного веселья ГУЛАГа, о тюрьме с её штатными собаками и людьми, натасканными на людей, о государстве, тренирующем отморозков в форме, попирающем конституционные нормы о том, что "достоинство личности охраняется государством" и "никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию" – кромешной преисподней – которой не пожелаешь даже Путину, – вдруг оказавшейся на поверхности земли, на которую почти никто здесь, на ярком живом солнышке , не обращает, никакого, кроме праздного, человеческого внимания. Я много всматривался в лица и в жесты прохожих, толпящихся здесь, разглядывающих и покупающих тюремные сувениры в магазине и в ларьке при тюрьме, в позы фотографирующихся на память и делающих селфи возле изваяний двух чёрных дельфинов на лужайке перед входом в административное здание – никакой и тени ощущения места фундаментального зла! – всем привычно по барабану.

Читать полностью в блоге автора

Tags: pichugin, sol-ilezk
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments