Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:
  • Mood:

О табуированных темах в российской журналистике

Из физики известно, что структура, лишенная гибкости, при определенных нагрузках разрушится. Плотно закупоренный паровой котел при достижении давлением критического значения непременно взорвется. Эти законы вполне применимы к общественной жизни. Чем наша власть – и тут нельзя не отдать ей должное – довольно успешно пользуется.

Скажем, можно беспрепятственно выкрикивать на митинге под окнами Лубянки считалку "Раз-два-три-четыре..." (продолжение, думаю, знают все), упиваясь своей смелостью в борьбе с "кровавым режимом". А выпустив пар – с чувством глубокого удовлетворения собой отправиться в близлежащее кафе.

Впрочем, речь я сейчас веду не о методах некоторой части российских оппозиционеров, это отдельный и сложный разговор. (Замечу только, что вышеупомянутая считалка мне всегда претила – если Путину, кроме нее, больше нечего противопоставить, то прискорбно!) Речь о паровом котле, которому власть ради самосохранения не может позволить взорваться.

В российских СМИ, которым дозволено существовать, допускается весьма резкая и нелицеприятная критика руководства страны по довольно широкому кругу вопросов (надо спускать пар!). Но тем не менее в отечественной журналистике, похоже, существуют жестко табуированные темы.

К ним, например, относится Чечня. Военные сводки о практически ежедневных людских потерях можно найти разве что в Интернете, да иногда услышать в сообщениях одной-двух радиостанций.

Кроме того, в "Живом Журнале" была распространена неофициальная информация о том, что в Министерстве культуры получено письмо, в котором содержится предписание запретить упоминать в печати и других СМИ имя писателя Эдуарда Лимонова и его НБП. (Также не стану сейчас останавливаться на своей, мягко говоря, нелестной оценке "общественной" деятельности Лимонова.)

Очевидно, что к числу жестко табуированных тем относится и тема второго уголовного дела Алексея Пичугина.

Я, разумеется, не беру в расчет откровенно пропагандистские материалы в проправительственных СМИ, в которых излагается только позиция стороны обвинения, а любые факты, свидетельствующие о невиновности Пичугина, попросту отбрасываются. Речь об отсутствии всестороннего и объективного освещения процесса. Причем процесса, имеющего большое общественное значение. Либеральные СМИ хранят почти полное молчание. Пожалуй, едва ли не единственным исключением стала публикация в "Новой газете".

Складывается впечатление, что процесс открыли (напомню, что первое дело Пичугина слушалось в закрытом режиме) только для того, чтобы путем публичного навешивания на Пичугина страшных обвинений окончательно дискредитировать руководство "ЮКОСа" в глазах общества. Ведь какие-то хитрые налоговые схемы – это слишком непонятно для обывателя, а значит – неубедительно. Зато рассказ о наемном убийце примитивен и эффектен, как голливудский триллер. Еще одна решаемая таким образом задача – создание видимости свободы слова.

Однако тем, кто внимательно следил за происходящим на заседаниях Мосгорсуда, очевидно – доказательная база обвинения не выдерживает никакой критики. Потому допустить, чтобы какие-либо истинные подробности всплыли на поверхность, "режиссерам" дела Пичугина было никак нельзя.

Отсюда и табу на данную тему. Соблюдение этого табу, видимо, достигается прежде всего за счет самоцензуры журналистов. Отдельные же немногочисленные попытки отступить от навязываемых "правил игры" пресекаются испытанными и немудреными методами. Писать о которых по большому счету скучно.

Что касается извечных российских вопросов "Кто виноват?" и "Что делать?", то позволю себе вспомнить ставшую уже расхожей фразу Е. Трегубовой: "Никакого Путина нет, есть только мы сами".

Tags: pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments