Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Новый приступ шпиономании спецслужб как диагноз обществу. Моя заметка на HRO.org

В ночь с 21 на 22 апреля 2015 года суд в городе Сарове Нижегородской области заменил меру пресечения 66-летнему физику-ядерщику Владимиру Голубеву, обвиняемому в разглашении государственной тайны (ст. 275 УК РФ), с подписки о невыезде на арест.

Поводом для этого стали его публикации на сайте основанного экс-главой ЮКОСа Михаилом Ходорковским общественного движения "Открытая Россия". В них ученый объяснял суть предъявленного ему обвинения.

Уголовное дело в отношении Владимира Голубева, судя по опубликованным данным, скроено российскими спецслужбами по давно и хорошо опробованным лекалам. Бывший научный сотрудник Российского федерального ядерного центра (Всероссийского НИИ экспериментальной физики) обвиняется в том, что в 2013 году опубликовал в чешском научном журнале доклад о взрывчатых веществах, где разгласил сведения, якобы составляющие государственную тайну. Публикация в журнале появилась после выступления Голубева на научной конференции.

Но по словам самого ученого, те взрывчатые вещества, о которых он говорил, давно уже перестали быть секретными. Изложенные им доводы были опубликованы в научной литературе еще в 1980–1990-х годах.

"Это свежее дело с дурным запахом. Вообще, у силовых структур на сегодняшний день существует два механизма влияния на ученых – обвинение в мошенничестве или шпионаже", – выразил мнение в интервью СМИ академик РАН, член Общественного комитета защиты ученых Юрий Рыжов.

Действительно, происходящее с Владимиром Голубевым как две капли воды напоминает преследование других российских ученых. Например, бывшего сотрудника Института США и Канады РАН Игоря Сутягина, осужденного за сбор сведений о военном потенциале России из открытых источников и передачу их иностранному государству. Как неоднократно заявляли адвокаты и правозащитники, в действиях Игоря Сутягина не было состава преступления. Впоследствии международная правозащитная организация Amnesty International признала его политическим заключенным. Европейский суд постановил, что в отношении заявителя российской Фемидой было нарушено право на справедливое правосудие, закрепленное в статье 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Второй механизм влияния на ученых, о котором упоминал Юрий Рыжов, очевидно, применяется сейчас к физику-ядерщику из Обнинска, доктору технических наук, руководителю Физико-энергетического института имени А.И. Лейпунского Сергею Калякину. Его судят в Замоскворецком районном суде столицы по обвинению в мошенничестве (ст. 159 УК РФ). И похоже, что в этом деле нет не только вещественных доказательств, но и обязательных экспертиз, на которых всегда основываются дела об экономических преступлениях. На заседании 20 апреля прокурор огласил обвинительное заключение. Калякин свою вину категорически отрицает. При этом 52-летний ученый, не могущий похвастаться хорошим здоровьем, уже больше года удерживается в СИЗО, хотя, по закону, не должен.

Неделю назад пришла трагическая новость из колонии Димитровграда Ульяновской области. Там умер от инфаркта отбывавший 12,5-летний срок делу об измене родине ученый и политический заключенный Евгений Афанасьев. Его адвокат Иван Павлов (тот самый, который добился освобождения, а впоследствии прекращения уголовного преследования многодетной матери Светланы Давыдовой) полагал, что это дело было нужно спецслужбам лишь для "галочки" раскрываемости подобных преступлений.

В свои 62 года (возраст Евгения Афанасьева) ученый мог бы находиться на пике научной карьеры, его интеллектуальный потенциал – служить на благо страны. Но он стал жертвой шпиономании и произвола. За решеткой остается "подельник" Евгения Афанасьева Святослав Бобышев.

Что теперь можно сказать о предотвращении "утечки мозгов"?

По-моему, уже очевидно, что новая редакция 275-й статьи УК РФ, принятая в 2012 году и расширенно трактующая понятие государственной измены, стала инструментом для фабрикации "шпионских" дел.

Это ассоциируется у меня с проблемой, на первый взгляд, совсем из другой области: повальным включением правозащитных организаций в список "иностранных агентов".

В действительности, думаю, корни те же. Это агрессивное неприятие российскими властями (и соответствующая пропаганда в СМИ) внешнего мира, страх, шовинизм, постоянный поиск "врагов", "шпионов", "иностранных агентов", на козни которых можно списать собственные внутренние проблемы. Вместо созидательных идей и ценностей производятся негативные.

Не менее разрушительным, чем искусственно культивируемая ненависть, на мой взгляд, оказывается равнодушие значительной части российского общества, позиция: "Мне всё равно".

Если бы гибель Евгения Афанасьева стала новостью дня, если бы сфабрикованные "шпионские" дела в отношении ученых были важным элементом объективных телевизионных репортажей и предметом общественного внимания, то они разваливались бы на стадии следствия, как это произошло с делом Светланы Давыдовой.

Пока эта ситуация не изменится, видимо, следует ожидать новых уголовных дел со знакомым "дурным запахом".

Оригинал на портале HRO.org

Tags: kaljakin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments