Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Category:

Каринна Москаленко: Независимый пресс-центр закрывается, работа продолжается

3 апреля 2015 года Центр содействия международной защите провел последние перед вынужденным временным перерывом "Страсбургские посиделки". Как сообщила Каринна Москаленко, перерыв вызван закрытием постоянной площадки для проведения этого круглого стола, Независимого пресс-центра в Москве, оказавшегося под угрозой признания "иностранным агентом".

В мероприятии, кроме Каринны Москаленко, руководителя проектов Центра содействия международной защите, приняли участие его сотрудники – адвокаты Мария Самородкина, Валентина Бокарева и директор Оксана Преображенская.

Каринна Москаленко:

Это, наверное, наша последняя встреча в этом замечательном месте, Независимом пресс-центре, который встречал нас многие годы, и мы могли проводить здесь "посиделки". Строго говоря, с 1 апреля этого помещения у Независимого пресс-центра больше нет. Правозащитное сообщество небеспочвенно запугано российскими властями в связи с опасностью быть признанными "иностранными агентами".

Я хочу заверить членов нашего Центра и наших подзащитных, друзей: мы всегда работаем очень открыто, в этом наша серьезная защита, и мы занимаемся правовой работой. Всех юристов, которые здесь находятся, особенно адвокатов, я хочу еще раз призвать обрадоваться нашей профессии, тому, что мы всегда, даже в самые тяжелые времена, добивались своей независимости и недопустимости любого рода атак и прессинга на людей нашей профессии.

На адвоката постоянно пытаются осуществить разного рода атаки и посягательства, но мы пока серьезно этому противостоим. Профессиональные адвокаты старались работать и в сталинские времена, в эти и другие годы советской власти. Защищали даже политических заключенных, правда, безуспешно.

Сегодня я имела привилегию и одновременно несчастье защищать Сергея Евгеньевича Мохнаткина. С нулевым результатом – во всяком случае в Российской Федерации. У нас всё готово для подачи жалобы в Европейский суд по правам человека.

Мы будем и дальше продолжать делать то, что считаем своим долгом, профессионально, добросовестно. Мы продолжаем работать – и те, кто работает в Центре содействия международной защите давно, и кто переходит на следующую ступень своей правовой квалификации, и кто к нам присоединяется. Конечно, не в прежнем объеме. Конечно, закон об "иностранных агентах" лишил нас возможности зарубежного финансирования. Расчет и был на то, что правозащитное движение сбавит свои обороты.

Может быть, единственный оптимизм, который нам сегодня внушает наша работа, это то, что, исчерпав все средства правовой защиты внутри страны, мы все-таки имеем серьезнейший рычаг – обращение в Европейский суд по правам человека. В случае, если были нарушены права человека в любом из 47 государств-членов Совета Европы (в том числе в России) и если всеми эффективными средствами правовой защиты эти права не были восстановлены, ничего более действенного, ничего более эффективного, чем обращение в Европейский суд по правам человека правовая практика пока не изобрела.

Это орган, который дает оценку только по вопросам о нарушении прав человека, и ничего более он не оценивает. Поэтому никогда не верьте, когда российские власти говорят, что, дескать, Европейский суд вмешивается во внутригосударственные дела. Европейский суд внимательно следит за тем, чтобы его не втягивали в обсуждение политических вопросов. Предметом рассмотрения Европейского суда являются лишь правовые вопросы. Лишь правовые вопросы являются предметом нашей деятельности.

Мы не исключаем никакого из сценариев. Я говорю о двух возможных негативных сценариях развития событий. Первый: правозащитное движение, включая правовое сообщество, может встретиться с еще более жесткими формами ограничения деятельности.

Второй сценарий очень мил, люб и дорог некоторым, я сказала б, наиболее безответственным представителям власти. Это вообще попытка отодвинуться от Европы. Может быть, такие два негативных сценария пойдут даже одновременно, рука об руку.

Конечно, властям не только в России, в любой стране хочется быть неподотчетными ни своему избирателю, своему народу, ни межнациональным органам по защите прав человека. Но до той поры, пока в Центре будут работать наши юристы, наши адвокаты, мы будем всё равно использовать международные стандарты защиты прав человека в нашей практике. Россия сегодня уже так тесно интегрирована в общемировое, общеевропейское пространство, что эти стандарты не потеряют своего значения даже в том случае, если российские власти, поддавшись сиюминутным приоритетам, неправильно понятым интересам России, захотят отказаться от членства в Совете Европы.

Мы убеждены в этом хотя бы потому, что с 1 января 1992 года (раньше, чем Россия 5 мая 1998 года оказалась в юрисдикции Европейского суда) наша страна оказалась в компетенции квазисудебного органа по защите прав человека – Комитета по правам человека Организации объединенных наций.

Центр содействия международной защите по-прежнему помогает россиянам, не имеющим средств для оплаты квалифицированной юридической помощи. Я надеюсь, что у нас возникнут другие площадки и для проведения "Страсбургских посиделок".

Оригинал на портале HRO.org

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments