Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Елена Масюк: О чем Дадаев попросил членов ОНК Москвы

14 марта  мы, члены ОНК Москвы Александр Куликовский и Елена Масюк, посетили в изоляторе «Лефортово» задержанных по делу об убийстве Бориса Немцова Заура Дадаева, Анзора и Шагида Губашевых.

Следователь по делу потребовал у нас подписку о неразглашении данных предварительного следствия. Я отказалась: мне еще ничего запретного неизвестно, но уже грозят уголовной статьей. Далее следователь говорит, что мы не имеем права разглашать «третьим лицам» все, что узнаем. Спрашиваем: а если узнаем о нарушении закона в отношении задержанных и обвиняемых — прокурору можем об этом сообщить? Следователь, ни секунды не сомневаясь, отвечает: «Прокурору тоже нельзя, он третье лицо!»

Высокопоставленные сотрудники СИЗО «Лефортово», сопровождающие членов ОНК, постоянно вмешиваются в разговор наблюдателей и заключенных, перебивают, запрещают говорить обо всем, кроме унитаза, еды и кровати. В таких обстоятельствах требование следователя о подписке я могу расценивать только как элемент устрашения и давления на членов ОНК.

Теперь конкретно об арестованных.

Заур Дадаев, Анзор и Шагид Губашевы подтвердили членам ОНК обстоятельства их задержания, ранее изложенные в отчете члена СПЧ Андрея Бабушкина. Заур Дадаев рассказал, что неизвестные трое суток удерживали его в подвале, приковав наручниками к батарее. Применяли к нему электроток, надевали на голову мешок. Заявления Дадаева об этом не были надлежащим образом оформлены сотрудниками СИЗО и не направлялись по подследственности.

«Новая газета»

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments