Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Журналист Сергей Пархоменко о попытках Минюста закрыть общество "Мемориал"

Сегодня довольно поздно вечером, примерно часа полтора тому назад на ленте информационного агентства РИА Новости следующее сообщение: Минюст обратился в Верховный суд – ну, вы поняли, о чем я, вы это слышали уже в новостях здесь на «Эхе» – Минюст обратился в Верховный суд с иском о ликвидации Общероссийской общественной организации "Российское историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество "Мемориал". Процесс назначен на 13 ноября, - сообщили РИА Новости в суде. Ну, и там дальше подробности. И такое же сообщение есть и в ТАССе, и в Интерфаксе, и где угодно еще.

Очень много сразу сообщений и толкований, очень много путаницы. Ну, скажем, я увидел оперативно появившийся материал на сайте РБК – к сожалению, там тоже есть серьезные неточности, связанные со сложностями структуры Мемориала. А этот вопрос, он как раз весь и завязан на эту самую структуру.

Что, собственно, там случилось? Я связался с руководством Мемориала, с директором Мемориала Еленой Жемковой и получил разъяснения на этот счет. Вот что там произошло. Штука заключается в том, что Мемориал – старейшая российская правозащитная организация, она образовалась 25 лет тому назад. Ну, я не знаю, является ли она совсем рекордсменом, вполне возможно, что есть еще кто-нибудь, кто существует 25 лет, но, по меньшей мере, это одно из самых старых образований. И надо сказать, что Мемориал старше всего нашего законодательства об НКО, об общественных организациях, о всяких некоммерческих фондах и так далее. Он появился тогда, когда вообще ни слуху ни духу об этом еще не было. Еще вычтите 25 лет из сегодняшнего дня и поймете, когда это было.

И Мемориал был создан, я бы сказал, естественным путем. Он вырос снизу. Сначала создавались разнообразные региональные организации и разнообразные организации такого целевого тематического характера, так или иначе связанные с правозащитной деятельностью, так или иначе связанные с исследованием нашего прошлого, с выводом на свет архивов, с увековечением и, ну, хотя бы изучением памяти тех, кто подвергся политическим репрессиям в Советском Союзе и России на протяжении всей истории этих стран.

И эти организации были очень разные. Среди них есть региональные. Ну, например, есть знаменитый Воронежский Мемориал. Или Мемориал в Санкт-Петербурге. Или Московский Мемориал. Во многих российских регионах до сих пор эти организации успешно существуют. Мне вот в последнее время приходится довольно много ездить со всякими выступлениями, связанными и с «Диссернетом», и с проектом «Последний адрес», который, кстати, к Мемориалу имеет самое непосредственное отношение. И довольно часто я вижу там и общаюсь там с людьми из региональных отделений Мемориала.

Но есть еще организации Мемориала тематические. Ну, самый известный из них – это, несомненно, Правозащитный центр Мемориал, он работает в Москве. Вы хорошо знаете и Орлова, и Александра Черкасова, который много раз здесь бывал в студии. И действительно это совершенно удивительная организация, этот Правозащитный центр, сыгравший огромную роль в преодолении, я бы сказал, последствий всяких региональных конфликтов. Ну, мы помним, скажем, что они делали, собирая сведения о пропавших, и о пленных, и о похищенных в разного рода конфликтах на Северном Кавказе. Они этих людей собирали, они этих людей вызволяли, они занимались всяким обменом, освобождением заложников, пленных и всякое такое. Это вот только одна из самых известных страниц их деятельности.

Так вот, некоторое время тому назад, а именно 2 года тому назад летом 2012 года во время обычной рутинной такой инспекции, которую проводили там разные контролирующие органы, и там был и Минюст, и Налоговая. Обращу внимание, что это было до принятия знаменитого закона об НКО и знаменитого закона об иностранных агентах и всякое такое. Вот, собственно, только тогда наезд, говоря простым языком, российского государства на вот эту российскую правозащитную сферу только начинался, только формировался. Только вот на волне всех событий 11-го – 12-го года складывалось у нас в верхах, главным образом в Кремле и в Государственной Думе, ощущение, что вот нужно как-то прекратить эту вольницу, связанную с некоммерческими неправительственными организациями, что это все угрожает устоям престола и что нужно каким-то образом эту деятельность прекращать. И тогда вот придумывалось, каким способом можно это сделать, и был изобретен этот самый закон об иностранных агентах. Но это все было позже. А в тот момент летом 2012 года все только начиналось.

Так вот, совершенно внезапно, без объявления войны, что называется, по ходу этой проверки Мемориалу вдруг было объявлено, что вопрос не в том, что у них есть там какие-то недочеты или какие-то, может быть, к ним имеются какие-то замечания… хотя надо сказать, что эта организация отличалась всегда исключительной скрупулезностью и исключительной такой дотошностью во всем, что касается отчетности, во всем, что касается организационных всяких проблем. Есть несколько знаменитых историй о том, как они до копейки высчитывали все свои расходы, которые они делали на всякие благотворительные взносы и так далее.

Так вот, внезапно им было сказано, что вопрос не в каких-то деталях, а в том, что вообще в целом вся их структура является незаконной. Что, оказывается, то, что существовало на тот момент 23 года (вот 25 лет в этом году), это все не соответствует действительности. Этого всего нет и не может быть. Почему? Потому что у нас общероссийские общественные организации должны быть устроены пирамидально, иерархично. Вот наверху есть центральный комитет – а еще лучше политбюро – а у него есть местные отделения. И вот сначала регистрируется вот эта вот верхушка, а потом – бесчисленные организации, которые на местах исполняют ее волю. И это бывает только так, больше никак.

Все ссылки на то, что организация была создана тогда, когда этого законодательства не было, что после этого она существовала 23 года и все эти 23 года она абсолютно успешно и легально преодолевала все проверки, она была абсолютно на виду, и все прекрасно знали, как она организована, и к ней не было никогда никаких претензий – все это ни к чему не привело. Мемориал попытался защититься в суде. От него потребовали, чтобы он просто прекратил свою деятельность и организовал все сначала. Вот сначала создал центральную большую организацию в Москве, а потом бесчисленные филиалы. А он устроен наоборот: больше 60-ти на сегодняшний день региональных и вот этих целевых тематических организаций вместе являются учредителями этого самого центрального большого всероссийского общества Мемориал. Они собираются на конференции и они выбирают руководящие органы, они определяют основные направления деятельности, они занимаются основными направлениями в расходовании тех бюджетов, которые есть у этой организации.

Кстати, прервусь на секунду, обращусь к звукорежиссерам и техникам: вот мне пишут, много народу пишет, что в Сетевизоре пропал куда-то звук. Вот, если можно посмотреть на звук в Сетевизоре, пожалуйста, попробуйте это отрегулировать.

Так вот, Мемориал организован вот так, он организован снизу, больше 60-ти организаций вместе образуют это всероссийское общество. Внезапно Минюст стал требовать все это перевернуть вверх ногами. И вот с 2012 года происходили бесконечные суды на эту тему. И последний суд произошел летом нынешнего года, в конце августа. Мемориал получил предписание о том, что, ну, вот все – больше никаких судебных апелляций быть не может, нужно это все организовывать. Ну, что же? Руководство Мемориала ответило на это тогда же в августе, что, ну, хорошо, ну что же делать, это для нас очень неприятно и это совершенно противоречит всем тем традициям, которые в Мемориале существуют, но, что же делать, мы сейчас этим займемся, мы сейчас все это начнем переворачивать.

Вот так бывает в тех организациях, которые существуют на самом деле, не в дутых этих партиях так называемых, воображаемых, фальсифицированных, которых на самом деле не существует, а существует от них только шкурка, существует от них только марка, существует от них только государственное финансирование. А вот в реальных общественных организациях так бывает, что эти организации все, все вот эти 60 местных региональных целевых и так далее организаций, они все есть, они все разбросаны по всей стране. И для того, чтобы организовать, произвести вот эту вот глобальную реструктуризацию, нужно в них во всех провести сначала какие-то конференции, собрать их, выработать их точку зрения, добыть учредительные документы и всякое такое прочее.

И все это должно было быть завершено 20 ноября нынешнего года, когда в Москве собиралась очередная конференция Мемориала. Она происходит раз в 5 лет, вот как раз срок очередной конференции в ноябре приходил, и основным вопросом на этой конференции в ноябре должна была быть вот эта вот реорганизация Мемориала с ног на голову. Вот прекратить все то, что существовало 25 лет, и перестроить это в обратном порядке так, чтобы это была пирамидальная иерархичная организация, такая, какой ей велит быть действующее вот теперь, как выяснилось, 25 лет спустя выяснилось, российское законодательство. 25 лет все было нормально, и вдруг как-то это перестало удовлетворять Дерибасовскую, как в том анекдоте.

Обратите внимание, что я совершенно не упоминаю ни о каких иностранных агентах. Потому что вся история о том, что Мемориал признан иностранным агентом, касается только одной из этих 60 организаций, а именно вот этого самого Правозащитного центра Мемориал, который я упоминал вначале. Именно в отношении него был судебный процесс, абсолютно безграмотный, абсолютно несправедливый, абсолютно надуманный. И по совершенно безумным и, по существу, бредовым обвинениям Правозащитный центр Мемориал, и только он, одна из 60-ти организаций большого общества Мемориал, получил вот эту вот желтую шестиконечную звезду иностранного агента. К большой организации это не имеет никакого отношения.

Я тут говорил, между прочим, что у нас тут с вами не работает звук онлайн. Да, пожалуйста, посмотрите, потому что я продолжаю получать здесь бесконечные записки от наших слушателей, что вот в Сетевизоре нет никакого звука.

Ну вот, вот такая история. Надо сказать, что вот этой некоторой путаницей, вот этим противоречием между Правозащитным центром Мемориал и большой организацией Мемориал, у которых все-таки разные сущности, одна из них является составной частью другой, одной из 60-ти составных частей, конечно, всякая сволочь с успехом пользуется.

Вот сегодня на телеканале НТВ появился сюжет, в котором абсолютно намеренно, или, я не знаю, может быть, не намеренно, а в результате абсолютной безграмотности и недобросовестности людей, которые этот сюжет делали, все это было свалено в одну кучу. И там говорилось об обществе Мемориал, которое признано иностранным агентом, и о том, что именно поэтому возникла эта коллизия с Верховным судом, и так далее.

Я совершенно уверен, что это делается намеренно, что это попытка дискредитировать эту организацию. Кстати, отдельная печаль заключается в том, и отдельная наша большая грусть, что мы с вами говорим об этом в тот самый момент, тот самый день, когда была присуждена очередная Нобелевская премия мира, потому что, между прочим, Мемориал много лет уже является наиболее вероятным из российских претендентов на Нобелевскую премию мира.

Не Путин, как, может быть, вам показалось, потому что все любят поговорить про то, получит ли Путин когда-нибудь Нобелевскую премию мира. Это звучит смешно, это звучит анекдотично, но, тем не менее, время от времени это звучит, и, ну, мы как-то не раз даже здесь, по-моему, в этой программе обсуждали, что Россия готова такие деньги тратить на коррумпирование международных чиновников, что мы видим и по истории с Олимпиадой, и по истории с Чемпионатом мира по футболу. Все это, к сожалению, продается и покупается, и много есть других таких примеров, и такие деньги идут на оплату деятельности всяких международных пиаровских агентств. Там, вот одно из них под названием Ketchum знаменитое, которое, ну, вот, собственно, ставится перед ним такая задача: добыть Нобелевскую премию мира для российского лидера. Я думаю, что они с удовольствием этот бюджет берут – почему не взять? Как-то, деньги дают – надо брать. И начинают работать.

Так вот, одно дело вот эта вся история с попытками коррумпировать Нобелевский комитет, а другая совсем история – это некоторый такой естественный список претендентов, в котором много лет уже есть Мемориал. И, в общем, скажу вам откровенно, да я и говорил это здесь уже несколько раз, что я нисколько не сомневаюсь, что однажды Мемориал эту премию получит. Потому что масштаб его деятельности таков, и объем уже сделанного им таков, что странно было бы предположить, что когда-то это не будет отмечено адекватным образом.

Но вот сегодня мы находимся с вами на пороге закрытия этой организации. Не дожидаясь никакого 20 ноября, Верховный суд собирается рассмотреть эту историю 13 ноября, на неделю раньше. Зачем это нужно делать – абсолютно непонятно. Притом, что 20-го числа начнется эта процедура, к ней, собственно, все подготовлено, процедура реорганизации Мемориала, неестественной реорганизации, но, тем не менее – что же делать? И задача просто от этого агента, от агента прав человека в России, от агента наших с вами прав, от организации, которая 25 лет занимается восстановлением исторической правды, 25 лет занимается правами человека, 25 лет собирает информацию о нарушениях прав человека в России и в Советском Союзе, на протяжении всей истории советской и российской, вот деятельность этой организации сегодняшней России не нужна. Сегодняшняя Россия видит в этом угрозу, видит в этом какую-то опасность разоблачения.

К сожалению, в этой ситуации снова, когда мы говорим «Россия», мы должны иметь в виду российскую власть, мы должны иметь в виду людей, которые формируют сегодня российскую политику. Для них деятельность Мемориала представляется вредной и опасной. И, наверное, они правы. Они правы в том смысле, что, да, действительно, Мемориал всегда трактовал деятельность политических структур, которые строят свое влияние на ограничении демократических прав и свобод, Мемориал всегда трактовал такую деятельность как направленную против человека.

Ну вот, собственно, к сожалению, целую половину программы мне пришлось потратить на эту очень мрачную тему, но я бы хотел, чтобы вы понимали, что в действительности здесь происходит, не путались бы в этих разных Мемориалах, не впутывали бы в эту историю все, что связано там с обвинением в статусе иностранного агента, и могли бы следить за этими событиями дальше.

Источник

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments