Vera S. Vasilieva (sivilia_1) wrote,
Vera S. Vasilieva
sivilia_1

Categories:

«Заложник» по делу ЮКОСа — Алексей Пичугин

Наталья Фонина, «Арсеньевские вести»

После освобождения Михаила Ходорковского за решеткой остался только один заложник дела ЮКОСа – бывший начальник внутренней экономической безопасности нефтяной компании Алексей Пичугин. Он не был в центре информационных сводок и, увы, не стал медийным героем. Когда о деле ЮКОСа не говорил только ленивый, журналисты называли арест Алексея Пичугина «черной меткой». Испытав на себе гнет, какой может оказать система нашего полицейского государства, он отказался давать показания против Михаила Ходорковского.

Как сообщало «Радио Свобода», в СИЗО ФСБ «Лефортово» в ходе допроса двое неизвестных — предположительно, сотрудники ФСБ— применили к Алексею Пичугину так называемую «сыворотку правды». Видимо, результатом стали провалы в памяти, головные боли, галлюцинации, повышенное артериальное давление, перепады психического состояния, другие тяжелые последствия для здоровья.

За пределами столицы об этом прецеденте практически ничего неизвестно. Да и правоохранительные органы об этом предпочитали не распространяться. Мало кому известно о том, как фабриковали его дело, шантаживали, предлагая оговорить Ходорковского взамен на свободу, очевидно, применяя психотропные вещества.

Алексей Пичугин не сломался – никого не оговорил. И его приговорили к пожизненному заключению. Год назад – в десятилетие заключения Алексея Пичугина – «Радио Свободы» напомнило о давних событиях:

«Печально известные формулировки из приговора Пичугину — «в неустановленное время, в неустановленном месте» превратились в судебный прецедент. Подсудимых в России стало возможным приговаривать к десяткам лет лишения свободы, даже если инкриминируемые им деяния происходили в «неустановленном месте» и «в неустановленное время», то есть, если они не были доказаны».

С тех событий по делу ЮКОСа минуло много лет. И Платон Лебедев, и Михаил Ходорковский сегодня на свободе, хотя в отношении них не отменены неправосудные судебные акты.

«Войны не заканчиваются, пока хотя бы один солдат не вернулся домой. Я с этой аксиомой, которая в известном фильме была, абсолютно согласен», – сказал Михаил Ходорковский вскоре после освобождения в интервью журналу The New Times.

Прошло одиннадцать лет, как Алексей Пичугин отбывает наказание в «Черном дельфине».

14 апреля 2014 года его мать Алла Пичугина разместила свое открытое заявление в сети Интернет.

«В интернет-издании «Вестник гражданского общества» («Вестник Civitas») вышла в свет статья Марины Драченко о моем сыне, глубоко меня тронувшая и взволновавшая, как и отклики на нее читателей сайта Пресс-центра Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Посылая низкий поклон всем, кто не остался равнодушным к нашей беде, я умоляю: помогите спасти сына!

Алексей оказался первым, кого арестовали по «делу ЮКОСа», принуждая его дать показания о причастности Михаила Борисовича и других высших руководителей нефтяной компании к убийствам. Он остается последним, кто продолжает находиться за решеткой после выхода на свободу МБХ и Платона Лебедева.

Освобождение Михаила Борисовича и Платона Леонидовича стало для всех нас долгожданным и радостным, вызвало в обществе огромный резонанс. Оно, а теперь и российско-украинский кризис, заслонили собой трагедию маленького человека, уже почти 11 лет сохраняющего честь и достоинство в условиях жесткого давления.

Если мой сын был заложником, то с тех пор, как произошли события конца декабря прошлого года и января нынешнего, нахождение Алексея за решеткой пожизненно потеряло какой-либо смысл для тех, кто его посадил.

В 2012 году Европейский суд по правам человека постановил, что первый судебный процесс в отношении Пичугина был несправедливым, и «наиболее уместным видом возмещения было бы, в принципе, проведение нового судебного разбирательства либо возобновление производства». Это не сделано до сих пор и лежит пятном на репутации нашей страны».

Пожизненное заключение в разных странах — разное. Есть страны, как Великобритания, например, где пожизненное заключение — это часто означает, что осужденный проводит в заключении 12-15 лет, и потом он может быть освобожден, и просто может быть пожизненно под наблюдением. У нас это означает обязательные 25 лет в заключении, после чего осужденный может обратиться с ходатайством об условно-досрочном освобождении. Но Алексей Пичугин верит, что однажды выйдет на свободу.

«Да, номера уголовных дел разные, – пишет в своем блоге автор многих публикаций об Алексее Пичугине, – Но ведь вся суть в том, что это расправа под прикрытием юридических процедур. И дело Пичугина, как и дело Ходорковского – Лебедева, представляет собой часть одного большого и многогранного дела ЮКОСа.

Я не исключаю, что вопрос о так называемом третьем деле ЮКОСа решился в 2013 году именно так, как он во многом решился благодаря Пичугину. Ведь именно тогда, по сведениям Михаила Борисовича Ходорковского, вновь стали приходить, спустя шесть лет пожизненного заключения в колонии «Черный дельфин» и опять требовать лжесвидетельство на руководство ЮКОСа в обмен на смягчение наказания – замену пожизненного заключения конечным сроком.

Пичугин отказался. И возможно, именно этим он поставил точку в преследовании Михаила Ходорковского».

Tags: pichugin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments