?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В Международном "Мемориале", в Москве, открылась фотовыставка Елизаветы Саволайнен "Канал имени". Она проходит в рамках программы, посвященной памяти заключенных-строителей канала "Москва-Волга", запущенного в эксплуатацию 80 лет назад.

До 1947 года канал "Москва-Волга" носил имя Сталина, убранное в год 800-летнего юбилея Москвы – тогда его переименовали в "Канал имени Москвы". Слово "имя" до сих пор остается несуразной тенью прежнего названия, исподволь проникшей в новое, проявляя суть этого переименования, фактически заключавшегося в необходимости сделать канал безымянным.

Как рассказала на презентации выставки директор Музея Международного "Мемориала" Ирина Галкова, название выставки незаконченное и неясное, как многое, что связано с историей канала. Это неслучайно, потому что выставка посвящена именно тому состоянию памяти, которое сейчас существует в отношении канала имени Москвы и того, как происходило его строительство.

"До сегодняшнего момента эта память остается чудовищно урезанной. Наша нынешняя задача – в этой памяти постепенно разобраться", – подчеркнула она.

Историк, автор многочисленных справочников, изданных "Мемориалом", Сергей Филиппов напомнил, в каких тяжелейших условиях заключенные строили канал.

По данным "Мемориала", на строительстве трудились не только мужчины, но и женщины. Валуны они разбивали молотками, это была едва ли единственная техника, которая тогда применялась на начальных этапах строительства.

По отчетам Дмитлага в ГУЛАГ, по сводным отчетам ГУЛАГа в Наркомат внутренних дел подсчитано, что всего за пять лет строительства канала погибло около 23 тысяч человек.

При этом исследователь не исключает, что данные показатели занижены, поскольку в ГУЛАГе, как и везде в советское время, существовала система соревнования. Портить статистику высокими показателями смертности было невыгодно. По мнению Сергея Филиппова, возможно, что люди, которые становились на строительстве, как тогда говорили, доходягами, отправлялись умирать в другие лагеря, и эти смерти уже не учитывались в отчетности Дмитлага.

Историк также уделил внимание вопросу о том, сколько времени работали заключенные. Как он сообщил, был опубликован официальный регламент, предусматривающий в пять часов подъем, в семь – начало трудового дня, в 17 его окончание и отбой в 22 часа.

Но исследователям известен документ 1936 года, когда начальником строительства Дмитлага стал комиссар государственной безопасности третьего ранга Берман.

Несколько вольнонаемных работников написали жалобу в прокуратуру СССР и в комиссию партийного контроля, где они указали, что рабочий день был увеличен до 16 часов. Между тем тогда в СССР был узаконен семичасовой рабочий день, который распространялся в том числе на заключенных.

Вольнонаемных, которые отказывались работать в таком режиме, во внесудебном порядке отправляли на различные предприятия Севера. Таким обрезом, как писали эти работники в своей жалобе, нарушалось общегражданское законодательство и законодательство о лагерях.

Обнародован также ответ помощника прокурора на эту жалобу. Там написано, что поскольку канал необходимо достроить очередной годовщине Октябрьской революции, все эти меры оправданы.

По данным Сергея Филиппова, чекисты специально ездили в Бутырскую тюрьму и отбирали физически сильных работоспособных мужчин для строительства канала. Поэтому, предполагает он, когда мы видим, сколько человек умерло, есть сомнения, что это произошло отнюдь не только по естественным причинам, ведь в большинстве случаев речь шла о здоровых, работоспособных людях.

"Мне кажется, хорошо было бы повесить здесь [на выставке] портреты всех этих "героев", которые это всё организовали. Главный "герой" всем нам известен – Иосиф Сталин, а чуть ниже – это Лазарь Каганович и Никита Хрущев. Это Генрих Ягода и Николай Ежов. Эти люди осуществляли политическое руководство всем тем, что тогда происходило на данном участке. И, конечно, непосредственно чекисты. Это Матвей Берман, это Лазарь Коган, это Семен Фирин и целый ряд других.

Особо хочется сказать о Серее Яковлевиче Жуке, который руководил секретной службой на Беломорканале и тут. Упокоился он на Красной площади, у Кремлевской стены.

Мне кажется, было бы очень неплохо дать информацию об этих людях, потому что они несут персональную ответственность за всё, что тогда происходило", – выразил мнение историк Сергей Филиппов.

"Я год с небольшим назад проехал по этому каналу до Мышкина, до Углича и специально обратил внимание на то, что говорят экскурсоводы. Практически не упоминается о том, кем был построен этот канал. Это, конечно, вызывает возмущение", – добавил он.

Сотрудник музея города Долгопрудный, краевед Игорь Кувырков констатировал, что на сегодняшний день многие не знают, какими силами и как тяжело был построен канал.

Говоря о Дмитлаге, он отметил, что "рядом с Москвой находился огромный объект, можно сказать, государство в государстве, мы не знаем, ни сколько людей прошло через него, ни сколько людей точно погибло на этом канале. Мы не знаем, где они похоронены. Нет ни одного памятника, который стоял бы на берегах канала, на котором написано: здесь находится кладбище каналоармейцев".

"Я обращаюсь ко всем – давайте попробуем увековечить хотя бы одно захоронение", – призвал исследователь.

Автор выставки Елизавета Саволайнен объяснила, в чем был ее главный посыл:

"Я сфокусировалась на тех следах памяти о канале, которые есть сегодня. На том, что сохранилось. Иногда мы видим какие-то торчащие сваи возле объектов канала. Где-то остались бараки, сохранились названия улиц, такие как улица Чекистская в Дмитрове.

Иногда мемориализация выражается в строительстве часовен, которые совершенно десемантизированы относительно места, никаким образом не связаны ни с захоронениями, ни со строительством канала. Они просто стоят рядом и иногда в них проводятся, например, обряды бракосочетания. Рядом существуют элитные рестораны, комплексы, которые предлагают свои услуги.

То, как строился канал, нигде не говорится. Это такая кривая память, кривая стратегия мемориализации. У государства нет воли ни к тому, чтобы эта память становилась действительно известной, ни к тому, чтобы об этом говорили.

Моя выставка – это попытка поговорить об этом, поставить некую отметку и продолжить этот проект уже в более серьезном исследовании, вместе с проектом "Топография террора". Попытаться вместе сохранить эту память, может быть, в дальнейшем сделать канал памятником ЮНЕСКО, сохранить по максимуму то, что осталось от этого строительства".

Кроме Елизаветы Саволайнен, также выступила ее мать Елена Саволайнен, рассказавшая, что трагедия Большого террора затронула лично и их семью.

В 1933 году ее отца, Михаила Смирнова, деда Елизаветы, арестовали за то, что до революции он был офицером, и отправили на Свирьстрой на несколько лет. Потом Михаила Смирнова как специалиста пригласили руководить строительством Речного вокзала, однако снова арестовали. В 1941 году, уже будучи вновь свободным, он ушел на фронт и погиб в ополчении.

Выставка "Канал имени" в Международном "Мемориале" работает до 19 октября 2017 года по будням с 11:00 до 19:00. Адрес: Москва, ул. Каретный ряд, д. 5/10. Вход свободный.


Презентация выставки в "Мемориале" "Канал имени". Фоторепортаж Веры Васильевой, HRO.org

Вера Василева, HRO.org

Profile

Рис.А.Збуцкой
sivilia_1
Vera S. Vasilieva

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel