?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

21 марта 2017 года Информационно-аналитический центр "Сова" представил в Международном "Мемориале" два доклада – "Старые проблемы и новые союзы. Ксенофобия и радикальный национализм и противодействие им в 2016 году в России" и "Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства".

В презентации, проходившей в офисе Международного "Мемориала" в Москве, приняли участие директор "Совы" Александр Верховский, а также сотрудники центра Вера Альперович, Наталия Юдина и Мария Кравченко.

"Контекст, в котором националистам приходилось действовать, был задан еще в 2014 году, когда развернулись всем известные события на Украине. – Тогда произошли две важные вещи. Первая – ультраправое поле раскололось на две части, где одна часть поддержала идею "русской весны" или так называемой "Новороссии", а другая не разделала их энтузиазма, и между ними образовался конфликт.

Второй важный фактор – резко возросшее давление на ультраправую среду со стороны правоохранительных органов, приведшее в 2016 году к тому, что многие организации националистов оказались либо запрещены, либо обезглавлены, так как их лидеры оказались под уголовными делами", – отметила Вера Альперович, готовившая с Наталией Юдиной первый доклад.

По данным эксперта, уличные акции сторонников "русской весны" не привлекали даже того небольшого числа единомышленников, которые приходили на них в 2015 году. По этой причине наблюдался тренд на неполитические формы активности – всевозможные боевые тренировки и сборы, дискуссионные клубы и лекции, и т.п.

Что касается противников "Новороссии", то они "вынуждены были идти на сотрудничество с либерально-демократическим движением". Впрочем, как сообщила Вера Альперович, "эта тактика не приносила плодов, потому что в среде либералов у националистов довольно плохая репутация".

В 2016 году количество расистских и неонацистски мотивированных нападений, по данным "Совы", немного сократилось по сравнению с тем, что было годом ранее.

"Но на самом деле размах насилия неизвестен. Затруднен сбор информации как из открытых источников, – потому что СМИ крайне редко теперь об этом пишут; так и из закрытых, – потому что жертвы крайне редко рассказывают о том, что с ними случилось, в правозащитные организации они обращаются редко, а в полицию еще реже. В результате те данные, которые мы приводим, это капля в море", – уточнила Наталия Юдина.

При этом эксперт выделила две основные группы жертв таких нападений. Во-первых, это те, кого нападавшие воспринимали как этнических чужаков. Во-вторых, это идеологические противники неонацистов: те, кого нападавшие считают "пятой колонной" и "предателями родины".

Здесь особо усердствуют активисты прокремлевских т.н. "патриотических" организаций, –констатировала Наталия Юдина. Например, в апреле 2016 года активисты движения НОД напали на участников церемонии награждения победителей ежегодного всероссийского конкурса работ среди старшеклассников "Человек в истории. Россия – XX век", организованного "Мемориалом".

В свою очередь Мария Кравченко, автор второго из представленных доклада, подвергла критике правоприменительную практику в части антиэкстремистского законодательства в России в 2016 году.

"Законодательство, которое должно было быть направлено на борьбу с преступлениями ненависти и с языком вражды, не очень удачно написано. Кроме того, оказалось, что оно – очень удобный инструмент идеологического контроля над обществом", – подчеркнула эксперт.

К тому же "существование подобных статей в Уголовном кодексе с очень неясными формулировками провоцирует людей, прежде всего молодежь, на то, чтобы попробовать границы дозволенного", – полагает она.

Мария Кравченко отметила, что, "поскольку сейчас ситуация такова, что общественная активность сосредоточена в основном в социальных сетях, Интернет привлекает всё большее внимание правоохранительных органов".

В 2016 году активность правоохранителей проявлялась и в том, что продолжало постоянно расти количество блокировок сайтов, среди них есть и неправомерные, и в том, что росла доля сетевых материалов в федеральном списке экстремистских материалов.

Эксперт напомнила о так называемом "законе Яровой", который обязывает провайдеров хранить информацию о действиях в Сети три года и передавать ее правоохранительным органам.

Однако этот закон – не единственный негативный пример. По данным "Совы", против авторов критических высказываний – прежде о конфликте на востоке Украины и о присоединении к России Крыма – применяется целый спектр антиэкстремистских статей.

Это 282 статьи ("возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства"), 280 ("публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности"), 354.1 ("реабилитация нацизма"), 280.1 ("публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации"), а также статья 20.3 Кодекса об административных правонарушениях ("пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики").

Кроме того, среди тенденций 2016 года "Сова" называет всё более частое возбуждение уголовных дел по статье 148 УК РФ – об оскорблении чувств верующих.

"Это потенциально опасная ситуация, потому что она ведет к напряженности в отношениях между светским обществом и религиозными организациями, пользующимися поддержкой государства, прежде всего РПЦ", – считает Мария Кравченко. В этом контексте она упомянула скандальный случай с блогером Соколовским в Екатеринбурге, который играл в игру Pokemon GO в храме и был арестован.

Подробнее с текстами исследований аналитического Центра "Сова" можно познакомиться на сайте организации.

Вера Васильева

Слева направо: Вера Альперович, Наталия Юдина, Мария Кравченко, Александр Верховский. Фото Веры Васильевой, HRO.org

Оригинал на портале HRO.org

Profile

Рис.А.Збуцкой
sivilia_1
Vera S. Vasilieva

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel